Старый город алеппо халеб

12 фактов про средневековый город Алеппо

Одна из центральных тем нашего сайта — Крестовые походы. А значит и Ближний Восток, на котором в свое время развернулись их основные события. Там и сейчас неспокойно.

И что примечательно, в водоворот огня, тротила и свинца завязаны города-ветераны эпохи крестоносцев. Мы решили рассказать немного о них, и начнем с многострадального Алеппо. Сперва дадим общую характеристику, а затем переключимся на людей, которые, так или иначе, были связаны с Алеппо.

Алеппо — один из самых древних городов мира

Судя по раскопкам археологов, Алеппо был заселен 45 веков назад, еще за две с половиной тысячи лет до Рождества Христова. Для большей наглядности перечислим события, которые за это время произошли:

  • Строительство пирамид фараонов Хеопса, Тутанхамона и всех Рамзесов.
  • Троянская война.
  • Походы Алекандра Македонского.
  • Основание и падение Рима.
  • Оборона Фермопил силами трехсот спартанцев.

Ах да, совсем забыл! Объединение Египта, с которого началась его история, произошло лишь за пять веков до появления Алеппо. Сущие пустяки, а не разница!

Выгодное расположение — залог богатства и процветания

Алеппо располагался Великом шёлковом пути, проходившем через Среднюю Азию и Месопотамию (территорию современных Ирака, Сирии, Турции, Ирана). Как любой город, который был построен в нужном месте и в нужное время, он разросся и стал одним из крупнейших в регионе.

Впрочем, нужное место, на котором построили Алеппо, оказалось опасным. В разгар Средних веков силы природы почти стерли город с лица земли. Но об этом — позже.

Название города «Алеппо» — итальянское

Все ли 45 веков город носил имя «Алеппо»? Конечно, нет!

  • III тысячелетие до н. э. — город был известен как Арми, столица независимого царства Эбла. Оно было уничтожено в XXIII веке до нашей эры.
  • 1800-1600 гг до н.э. — город назывался Халаб или Халба, и был столицей аморейского царства Йамхад (Ямхад) — самого сильного и могущественного царства на Ближнем Востоке того времени. Царство, несмотря на его мощь, было разрушено дальними предками армян — хеттами, еще в XVI веке до нашей эры.
  • Ок. 301—286 до н. э. город назывался Верия

А затем в обиход вошло название «Халеб», которым многие пользуются до сих пор. И да, «Алеппо» — всего лишь итальянское произношение этого слова, которое закрепилось в эпоху Крестовых походов.

Древнейшее ЖКХ в мире!

Жители Алеппо пользуются водопроводом, который соорудили древние римляне. Водопровод серьезно пострадал во время недавних событий. Его общая длина составляет 11 километров.

Цитадель Алеппо

Цитадель Алеппо до сих пор представляет собой серьезной препятствие для осаждающих. В 1400 году ее штурмовал Тамерлан. Чтобы пересечь ров, монголы заполнили его телами своих погибших товарищей, и только тогда смогли взять неприступные стены.

В XII веке Алеппо едва не исчез с лица земли

11 октября 1238 года в Халебе (Алеппо) произошло землетрясение. Как считается, мощностью 8 баллов.

Цифры вам ничего не скажут — а вот видео, которое нашлось на просторах ютуба, гораздо красноречивее. Съемка офисной камеры, во время землятрясения как раз-таки мощностью 8 баллов:

Летописец из Дамаска по имени Ибн-аль-Каланиси записал, что в городе погибло приблизительно 230 тысяч человек. Для крестоносцев такая цифра была за пределами понимания. Европа того времени не имела столь огромных городов. Другое дело — города Востока — Александрия, Антиохия, Константинополь. И Алеппо.

Оказывается, место, где расположен город имеет один страшный изъян. Это стык двух тектонических плит — аравийской и африканской. На стыках всегда происходят самые разрушительные землятресения. Так было и в 1238 году. Численность жителей Алеппо восстановилась лишь через 600 лет.

Извилистые улочки не столь безобидны

Алеппо город древний и многие улочки в нем так же старинные. Они очень узкие и извилистые. Но происходит это не от восточного разгильдяйства, а от необходимости оборонять город даже после того, как стены крепости будут взяты.

Чем уже и извилистее улочки, тем в них легче вести партизанскую войну. И, между прочим, эта древняя оборонительная хитрость здорово усложняет любые военные действия в городе — по сей день.

Византийская жестокость дала сигнал к отвоеванию Европы у мавров

В 962 году византийский император Никифор II Фока осадил Алеппо. Город пал всего за три дня. Византийцы ворвались в город и учинили там кровавую резню.

Впрочем, полностью овладеть городом Фока не смог — цитадель Алеппо продолжала сопротивление. Поэтому, насытившись убийствами и грабежами, византийская армия покинула город и вернулась в свои пределы.

Тем не менее, весть о победоносном рейде Никифора II Фоки оказала сильное моральное влияние на христиан, обитавших на завоеванной арабами территории современной Испании. Отбить ее от мусульман удастся только через половину тысячелетия, но сигнал к этому прозвучал именно в 962 году.

Пленники Алеппо — цвет рыцарства своего времени

С Алеппо были связаны многие известные люди всех времен и многих народов. Например, президент Армении Тер-Петросян или певец Авраам Руссо, которые родились в нем.

А вот повод более грустный — смерть. В 1159 году в Алеппо умер Жослен II, граф Эдессы (не путать с Одессой!). Умер он в плену, проведя в заточении долгих восемь лет, но так и не приняв ислам.

Нам Жослен интересен еще и тем, что его внука звали Балдуин IV (прокаженный король в фильме «Царство Небесное»), а внучку — Сибилла (любимая женщина героя Орландо Блума в том же фильме).

Тремя годами позже лидеры крестоносцев, одни из самых блестящих рыцарей своего времени — Раймунд III, Боэмунд III, Жослен III, Константин Каламан и Гуго VIII де Лузиньян, тоже хлебнули казенных щей в темницах Алеппо.

Попали они туда после того, как 12 августа 1164 года потерпели поражение от сирийского атабека Нур ад-Дина в битве при Хариме.

Как погиб великий полководец Имад ад-Дин Занги

В 1087 году в Алеппо родился мальчик, который вошел в историю как Абу-ль-Музаффар Атабек аль-Малик аль-Мансур Имад ад-Дин Занги. Или просто Занги, основатель целой династии имени себя — династии Зангидов.

Он успешно воевал с крестоносцами и получил прозвище «Царь Победитель».

Помимо славных побед, примечательна история его смерти. Однажды ночью он проснулся и увидел, что слуга пьет из его кубка. Тогда Занги пообещал убить слугу наутро, и заснул.

Разумеется, утром он не проснулся.
Перепуганный слуга зарезал великого полководца и бежал прочь.

Сарацины Алеппо были вассалами крестоносца

История Алеппо помнит и человека по имени Рожер Салернский, который жил в конце XI — начале XII века. Не будем вдаваться в подробности его жизни, ограничимся лишь одной историей про него.

Однажды Рожер добился — конечно, с помощью меча, чтобы эмир Алеппо принес ему клятву вассальной верности.
Это значило, что сарацины Алеппо, выполняя свою клятву, должны были сражаться под знаменем Рожера.
А сражался Рожер со всеми остальными сарацинами.

Увы, столь блестящая авантюра не получила должного развития.
28 июля 1119 года Рожер Салернский был убит в битве на Кровавом поле ударом меча в лицо. Вассальная клятва эмира Алеппо на этом закончилась.

Крак де Шевалье или Крак де л’Оспиталь

Самая знаменитая крепость рыцарей госпитальеров — замок Крак-де-Шевалье, отличалась неприступностью. Она стояла на самой вершине утеса, высотой свыше половины километра, и забраться туда было, мягко говоря, непросто.

Так вот. До того, как крепость отошла к госпитальерам (в 1031 году) Крак-де-Шевалье именовался Хысн-аль-Акрад, что переводится как «Замок курдов». А все потому, что в крепости базировался курдский гарнизон эмира Алеппо.

Опасная экскурсия: древний Алеппо, который мы потеряли

Как в насмешку в 1986 году ЮНЕСКО внесла Старый Алеппо с его домами, построенными в 14-16 веках, в список объектов Всемирного наследия

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Парадоксы культурного наследия

Знающие люди говорят, что в мире остался единственный восточный город с аутентичной древней застройкой — это Старый город Дамаска. Сначала был уничтожен Старый Багдад, а потом пришла очередь древнего сирийского Алеппо. Как в насмешку в 1986 году ЮНЕСКО внесла Старый Алеппо с его домами, построенными в 14-16 веках, в список объектов Всемирного наследия. Одни западные организации помогали сирийскому правительству бережно вписать древние кварталы в современный мегаполис, другие помогали тем, кто устроил в этом музее под открытым небом кровавую современную войну с артиллерией.

Слух о том, что «руси» едут смотреть Старый город летел впереди нас со скоростью электромагнитных волн, от поста к посту, от рации к рации. Согласно довоенному путеводителю, который мы раздобыли в гостинице, первую остановку делаем возле площади Баб Аль-Фарадж, возле башни с часами, построенной австрийским архитектором в конце 19 века. И дома вокруг в прелестном «колониальном стиле», серьезно попорченном осколками. На некоторых балконах плещутся куски пластика с маркировкой ООН. У них двойное назначение. Снайпер не видит свет в квартирах, а посторонние не могут глазеть на благочестивых женщин, которые тут проживают. От площади лучами во все стороны расходятся улицы. Они просматриваются до горизонта, вот только стоять на них не рекомендуется, лучше жаться к стенкам.

Одни западные организации помогали сирийскому правительству бережно вписать древние кварталы в современный мегаполис, другие помогали тем, кто устроил в этом музее под открытым небом кровавую современную войну с артиллерией

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

— Давно крайний раз обстреливали?

— Давно, — отвечает он без бравады и рисовки. — Уже два дня нас из минометов не обстреливали.

Башня с часами оказалась открытой — невиданное дело. Мы пролезаем в низенькую дверку и спотыкаемся о штабель стреляных, но не сработавших минометных мин калибра 120 мм. Мины самодельные и часто не взрываются. Одни покрашены веселенькой голубой заборной краской, другие — огненно-ржавые. Любой снаряд, прошедший канал ствола, потенциально опасная вещь, которую по военным «Наставлениям» рекомендуется уничтожать на месте подрывом накладного заряда. Но в Алеппо сейчас и без этих мин саперам хватает занятий.

Башня с часами оказалась открытой — невиданное дело

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Мы лезем по узкой винтовой лестнице наверх, инстинктивно ожидая криков — «Запрещено!» или «Купите билеты»! Но вместо этого к нам, увлеченно снимающим панорамы разбитых кварталов, добирается все тот же немолодой ополченец. Буквально оттаскивает нас от оконных проемов, вталкивает в узкие глухие ниши и объясняет свое поведение очень понятными жестами: два пальца себе в глаза, потом этими пальцами — в окно без стекол. Сгибает палец указательный и говорит: «Бах!». Верх башни и оконные рамы все исклеваны пулями, а цветные стекла хрустят у нас под ногами.

Читайте также  Год основания города орла

Первые, относительно свежие кварталы Старого города плотно изрисованы сирийской государственной символикой. Причин несколько. Во-первых, так демонстрируется верность Сирии. Во-вторых, во время боев в этих диких лабиринтах, разрушающих своими хитросплетениями все представления о школьной геометрии, проще ориентироваться. Сразу видно, пересек ты линию фронта или нет. Нам не советуют двигаться дальше самостоятельно. Ждем проводника. Фотографируем вывески на русском языке — их здесь очень много: «Нижнее белье», «Обувная мастерская». В здании без крыши, застыл искалеченный осколками Пегас, из-под рухнувшей штукатурки вылезли совершенно античные арки, высокие и воздушные, облицованные желтоватым полированным мрамором. Древние арки устояли, а относительно-современная крыша и перекрытия — нет.

Возле Пегаса валяется вывернутый наизнанку газовый баллон с приваренным к нему хвостовиком. Любимый боеприпас боевиков, обладающий страшной разрушительной силой и почти отрицательной точностью. Такие баллоны запускают с изношенных танковых стволов или самодельных станков — просто, в сторону противника. Впрочем, для людей, устроивших войну в музее, все это не имеет никакого значения, более того, экспонаты по их мировоззрению должны быть уничтожены — это все запретное язычество.

В здании без крыши, застыл искалеченный осколками Пегас

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Нашим проводником внезапно оказывается девушка-ополченец. Зовут ее Роза, фамилия Асад, сама родом из Латакии и воюет здесь уже три года. По специальности Роза — сапер, при этом здешние лабиринты она знает наизусть. Солдаты с блока, на котором мы коротали время, говорят Розе совершенно серьезно, без улыбочек:

— Роза, это руси, они наши братья! Сбереги их!

И Роза во время этой экскурсии, прилежно показывает нам, где нужно пробираться по стеночкам, а где перебегать пригнувшись. Где до боевиков 30 метров, а где десять.

На секунды застываем в створе некогда красивейшей площади Алеппо — «Площади семи фонтанов». И ныряем за противоснайперские щиты и полотнища. Из-под ног разбегаются совершенно одичавшие породистые коты. Волнами накатывают запахи городской войны. Вековая штукатурка отбитая пулями, пахнет пыльными, заброшенными библиотеками и неопрятными старухами. Тянет военными городскими кострами из ДСП, пластиковых плинтусов и пустых бутылок. Но главные тона в этом составном аромате — бездымный порох и человеческие экскременты.

вывески на русском языке — их здесь очень много

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Город, которого нет

Роза ныряет в неприметную улочку, в которой молодой ишак не разойдется с изможденным дервишем. Мы оказываемся в бесконечных торговых рядах старинных восточных базаров. Лавки либо выгорели дотла, либо разграблены подчистую. Валяющиеся в куче манекены напоминают трупохранилище после масштабной катастрофы. Некоторые манекены одеты, и от зрелища начинает мутить, трупный запах почти осязаем. Рынок выгорел полностью, остались только стены и сажа толщиной с палец. В одном из коридоров Алеппо-Сук, Алеппского базара, Роза подводит нас к зарешеченному окошку. За ним — гробница, покрытая зелеными коврами, расшитыми золотом. В мраморном саркофаге покоятся останки мусульманского праведника, нам перевели его имя или прозвище, как «Горящий угол». Совпадение исполнено мистицизма. Роза тихо говорит нам:

Здесь все пылало неделю. Галерея простреливалась, боевики по ней рвались в город. Мешки с песком на позиции, где стоял пулемет, плавились от жара и песок высыпался. А на могиле ни пятнышка сажи, ничего не сгорело, хотя тут искры летели, как трассирующие пули.

По специальности Роза — сапер, при этом здешние лабиринты она знает наизусть

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Вслед за Розой мы выходим из этого тоннеля на свет, к Цитадели. Это сердце города, оно начало биться в 10 веке. И только потом, в 14 веке, у стен крепости появился Старый город. Мы сидим за стеной баррикады из песка, камней, холодильников и стульев в стиле «барокко» и разглядываем крепость. Судя по бликующему стеклу прицела или бинокля, Цитадель рассматривает нас. В крепости до сих пор держится гарнизон из солдат и ополченцев. Снабжают их по системе древних и новых подземных ходов. Один из них начинается прямо у наших ног. А вокруг, насколько хватает глаз — бесконечные поля из бетонных и каменных холмов. По словам Розы, Цитадель спасла город:

Если бы крепость не удержали, Алеппо пришлось бы оставить. Из Цитадели можно простреливать все основные улицы, она на господствующей высоте. Но крепость выстояла, и теперь уже вряд ли ее удастся захватить. Все изменилось.

Это сердце города, оно начало биться в 10 веке

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

И тишина, которая стояла вокруг уже третий час, была самым главным подтверждением слов нашего экскурсовода в форме. Ни сил, ни средств для наступления, у боевиков уже нет — пути снабжения отрезаны. Все ждут конца. Причем — счастливого.

В Старом городе, пережившем за много веков с десяток войн, не осталось практически ни одного целого строения

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Узкими старинными улочками возвращаемся обратно. Разрушенные мечети, разорванные в клочья древние фасады, беспомощно свисающие резные балконы. В Старом городе, пережившем за много веков с десяток войн, не осталось практически ни одного целого строения. И любопытная деталь, говорящая о многом — на каждом блок-посту, солдаты пытались навести порядок среди этого безнадежного хаоса.

Алеппо (крепость)

Для отслеживания истории поисков нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Чтобы добавлять отели в список избранных необходимо авторизоваться на сайте.

Чтобы добавлять отели в список отслеживаемых необходимо авторизоваться на сайте.

Получайте персональные предложения, экономьте время, узнавайте о горящих турах и акциях первыми.

Ваш город «Херсон»?

Кликнув «Да», вы увидите туры с вылетом из этого города, телефоны и адреса местных офисов.

Описание

историческая и культурная ценность -.-
степень сохранности -.-
транспортная доступность -.-
популярность среди туристов -.-
экскурсионное обслуживание -.-
туристическая инфраструктура -.-
всего отзывов
всего фото 6
всего просмотров 2919
рекомендуют
не рекомендуют

  • Описание
  • Фото
  • Карта
  • Отзывы

Крепость Алеппо — цитадель, расположенная в центре г. Алеппо на севере Сирии. Наиболее значимую роль крепость играла во времена Крестовых походов, являясь опорным пунктом попеременно то крестоносцев, то мусульман.

Цитадель имеет эллиптическое основание длиной в 450 метров и шириной — 325 метров. Высота цитадели составляет от 160 до 225 метров с учетом основания в 50 метров. Все основание облицовано огромными блестящими блоками из известняка. Ранее цитадель была окружена рвом с водой. Архитектура крепости в основном ближе к исламской, однако, во время археологических раскопок были найдены остатки зданий, которые датируются 9 веком до н.э., в которых чувствуется влияние Рима и Византии. Вход в Цитадель защищен тремя железными дверьми, которые были расположены в узком коридоре. Сам коридор меняет свое направления около 6 раз под углом, чтобы сделать невозможным использование тарана. В коридоре царит темнота, а в потолке проделаны отверстия, через которые защитники цитадели могли лить кипящий вар.

Внутри крепость выглядит очень красиво. Прекрасные резные орнаменты можно найти практически на каждой двери. Внутри цитадели расположены две мечети — Малая Мечеть и Великая Мечеть аль-Гхази. Последняя была построена в 1214 году. Она расположена в самой высокой точке Цитадели и вместе с минаретом высотой 21 метр существенно увеличила дальность обзора для защитников крепости, став одновременно как военным, так религиозным центром крепости.

По преданию, гора, на которой была воздвигнута твердыня – именно та, где жил Авраам, который всех проходящих мимо путников угощал молоком. Отсюда и второе название города – Халеб («дал молока»). Самые старые укрепления на месте современной крепости были построены первым правителем Алеппо из династии Хамданидов по имени Сайф-аль-Даула. Строительство заняло 13 лет и длилось с 944 по 957 гг. н. э. Во время правления султана аль-Захири аль-Гхази (al-Zagir al-Ghazi) (1186-1216), сына Салах эль-Дина (Salah el-Din), известного в Европе как Саладин, цитадель была почти полностью перестроена и укреплена. В том числе были добавлены несколько новых зданий. Все вместе они составили Цитадель Алеппо в том виде, в котором он дошла до наших дней.

В первом десятилетии XIII века цитадель превратилась в богатейший город. Внутри были расположены дворцы и бани, мечети и усыпальницы, арсенал и площади для тренировки солдат, цистерны с водой и амбары для хранения зерна. В 1213 г. аль-Гхази перестроил вход в крепость. Через ров был построен огромный мост, состоящий из восьми арок. Снизу он упирается в ворота с двумя башнями, что-то вроде европейского барбакана. Сверху мост упирается во Врата Змей и Врата Двух Львов.

В 1259 году Алеппо подвергся нападению монголов, которые сильно повредили стены и здания цитадели. В 1300 году они вернулись вновь, а в 1400 году Тамерлан якобы сумел сломить сопротивление защитников крепости, заполнив ров телами своих погибших воинов. В 1516 году Алеппо был захвачен Оттоманской империей. Впоследствии военная роль цитадели постепенно уменьшалась, и город стал расширяться за пределы крепостных стен.

В 1828 году крепость серьёзно пострадала от сильного землетрясения. Древняя твердыня не выдержала подземных ударов, и некоторые ее баши упали. Последствия были столь плачевны, что восстановительные работы ведутся и по сей день. В 1986 году цитадель Алеппо была занесена в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, как «Старый город Алеппо», вместе в Большой мечетью, дворцами, банями в центре Халеба. В августе 2012 года 25 солдат сирийской армии 9 дней держали в цитадели оборону против повстанцев, которые использовали взрывчатку для подрыва цитадели.

У северной стены в здании казармы работает маленький музей, в котором собраны предметы, найденные в ходе реставрационных работ. За ним находится квадратный колодец глубиной 60 м. Вниз ведут 225 ступеней. От них ответвляются подземные ходы и каналы, соединявшие крепость с городом.

518-1124. Безуспешная осада Алеппо

26 шабана 518 года от Хиджры (8 (15) октября 1124) объединённые войска короля Иерусалимского Балдуина II, графа Эдесского Жослена де Куртене и примкнувших к ним эмиров осадили Алеппо. Несмотря на огромные лишения, жители города стойко выдержали трёхмесячную осаду превосходящих сил противника. Когда число жителей сократилось до предела и их возможности сопротивляться иссякли, к ним на помощь пришел правитель Мосула Сейфуддин Ак-Сункур аль-Бурсуки. Узнав о приближении сельджукского войска, христиане и их союзники сняли осаду и отступили в Антиохию.

Читайте также  Хельсинг город какой страны

После Первого крестового похода (1096 — 1099) на Ближнем Востоке были основаны четыре христианских государства: Эдесское графство, Антиохийское княжество, Триполийское графство и Иерусалимское королевство. После завоевания Иерусалима многие крестоносцы возвратились в Европу, сочтя свою миссию завершенной. Но даже малочисленным отрядам франков удавалось не только противостоять нападениям сельджуков и Фатимидов, но и шаг за шагом расширять свои владения. Вместе с тем крестоносцы могли успешно защищать только свои города и замки, но не целые области. Сильная растянутость границ не позволяла им оперативно реагировать на мусульманские вторжения, и отряды мусульман с легкостью проникали в любую часть христианских владений за пару дней. Наибольшую угрозу для них представляли города Алеппо и Дамаск, располагавшиеся у границ латинских государств, откуда сельджукские отряды регулярно вторгались во владения франков.

К началу правления Балдуина II (1118 — 1131) в Иерусалимском королевстве появились два первых военных ордена. В 1118 году был основан орден тамплиеров, а спустя два года религиозное братство госпитальеров, первоначально оказывавшее помощь бедным и больным паломникам, было преобразовано в военно-монашеский орден. Сосредоточив в своих руках власть над всем латинским Заморьем (он был королем Иерусалима и регентом Антиохии, а графы Триполи и Эдессы находились в вассальной зависимости от него), Балдуин начал проводить агрессивную внешнюю политику, стремясь изменить баланс сил в регионе. В апреле 1122 г., объезжая границы Эдесского графства, Балдуин попал в засаду и был пленен сельджуками. Но даже в отсутствие короля рыцари продолжали вести борьбу с соседними мусульманскими городами. В июле 1124 г. объединенные войска христиан, воспользовавшись разногласиями между мусульманами, сумели захватить Тир, завершив тем самым завоевание всего средиземноморского побережья от Аскалона до Малой Азии. Спустя некоторое время Балдуин был освобожден из плена и сразу же начал готовиться к походу на Алеппо.

Если верить «Хронике» Вильгельма Тирского, действия иерусалимского короля были вызваны необходимостью изыскания средств для выкупа: «Двадцать девятого августа того же года государь король Балдуин Иерусалимский получил с божиею помощью свободу, после того как он находился в плену y неприятеля 18 месяцев и даже более, обещав внести выкупную сумму и дав заложников, и возвратился в Антиохию. Сумма же, которую он должен был уплатить, равнялась ста тысячам михаелитов, монета, которая в тех странах была употребительнейшею на рынке и в торговых делах. Прийдя в Антиохию озабоченный, каким образом он может добыть выкупную сумму и возвратить свободу заложникам, он совещался с опытными людьми, как пособить этому делу. Ему советовали осадить Алеппо, остававшийся пустым и терпевший от недостатка съестных припасов; таким образом, говорили ему, будет легко принудить жителей, испуганных осадою, или возвратить заложников, или заплатить столько денег, сколько он обещал за свой выкуп. Это предложение понравилось Балдуину; он созвал рыцарство со всего княжества, окружил Алеппо, по принятому обычаю, лагерем в форме круга, и до того прекратил жителям вход и выход, что они принуждены были довольствоваться даже теми ничтожными припасами, которые у них оставались».

В отличие от предыдущих действий князей Антиохийских, направленных на ослабление Алеппо и превращение его в данника Антиохии, король Балдуин в сложившейся ситуации мог рассчитывать на захват города и подчинение его собственной власти либо напрямую, либо через вассального эмира. На роль последнего лучше всего подходил эмир Дубейс ибн Садака из рода Мазьядидов, правивших в Хилле и Центральном Ираке. Ибн Халликан описывает Дубейса как щедрого человека, знатока арабской литературы и поэзии, который возвысился в период правления багдадского халифа Абу Мансура аль-Мустаршида (1118 — 1135). В 1121 г. он начал подстрекать одного из сыновей Мухаммада Гияс ад-Дина — Масуда, правившего в Мосуле и Азербайджане, выступить против его брата, сельджукского султана Махмуда II (1118 — 1131). Борьба между двумя братьями завершилась поражением Масуда, который великодушно был прощен султаном. Дубейс же впал в немилость и в 1123 г. был разгромлен армией сельджуков, после чего вынужден был бежать в Басру, а потом в Сирию. Там он примкнул к крестоносцам, которые в октябре 1124 г. предприняли осаду Алеппо, заручившись поддержкой нескольких мусульманских эмиров. Король Балдуин и граф Эдессы Жослен де Куртене обещали Дубейсу, что в случае победы он станет править городом, а его жители и их имущество достанутся франкам.

Тактика осаждающий была простой: взять город измором. Как пишет Камал ад-Дин Ибн аль-Адим в своем сочинении «Сливки истории Халеба», король Балдуин разбил лагерь с западной стороны Алеппо, а Жослен — на дороге в Азаз. Отряд Дубейса расположился к востоку от лагеря Жослена, а Ягысьян ибн Абд ал-Джаббар ибн Артук, правитель Балиса, остановился рядом с Дубейсом. Всего было триста шатров: двести шатров — у франков и сто — у мусульман. Несмотря на присутствие многочисленных мусульман, крестоносцы позволяли себе гнусные вещи. Ибн аль-Адим пишет: «Расположившись у Халеба, франки совершали набеги на него, рубили деревья и разграбили множество гробниц. Они разрывали могилы умерших мусульман и уносили в шатры их погребальные доски, используя их для хранения своей пищи. И срывали саваны, а если обнаруживали мертвецов с неповрежденными суставами, то связывали им ноги веревками и выставляли на обозрение мусульман. И при этом говорили: «Это ваш пророк Мухаммад!» А другие говорили: «Это — вам!» Они также брали свиток [Корана] из некоторых гробниц, находившихся за Халебом, и говорили: «Эй, мусульманин! Взгляни на вашу книгу!» И привязывали к свитку шнурки, используя его как подхвостник для своих вьючных лошадей. И оставляла лошадь на нем навоз, и, когда франк это замечал, он ударял по свитку рукой и смеялся удивленно и хвастливо. И всякий раз, как франки одерживали победу над мусульманином, они отрубали ему руки и тестикулы и отдавали его мусульманам».

Несмотря на голод и лишения, жители Алеппо не сдавались и продолжали отражать атаки противника. Обороной города руководил шафиитский кадий Абу аль-Фадль ибн аль-Хашшаб, который также распределял деньги и провиант. Однако с каждым днем небольшому гарнизону из 500 всадников становилось все тяжелее, и городские старейшины решили направить делегацию к правителю Мардина из туркменской династии Артукидов — Тимурташу ибн Иль-Гази, который ранее присоединил Алеппо к своим владениям. Посланцы просили Тимурташа о помощи, но эмир медлил с ответом, потому что в рамадане скончался его брат Сулайман ибн Иль-Гази, правивший в Мийафарикине (современный район Сильван на востоке Турции), и Тимурташ намеревался овладеть его землями.

Между тем положение в осажденном городе ухудшалось. По словам Ибн аль-Адима, люди «стали есть собак и прочую падаль, и уменьшались их запасы пропитания и были исчерпаны, и распространились среди них болезни, от которых они сильно страдали. Но когда трубил рог, давая сигнал к наступлению на франков, больные мусульмане вскакивали, как бы тронувшись в уме, и бросались на врагов и оттесняли врагов к их шатрам, а сами возвращались на свои ложа». Когда один из жителей Алеппо написал об этом своему отцу, который находился при Тимурташе, сообщение было перехвачено и передано мардинскому правителю. Тимурташ рассердился и сказал: “Посмотрите на этих, похвалявшихся своей стойкостью и призывавших меня: они обманули меня, желая, чтобы я пришел с малыми силами, ибо дошли до столь бедственного положения”. После этого он приказал поместить людей из Алеппо под строжайший надзор.

Поняв, что помощи от Тимурташа не будет, посланцы осаждённого города сбежали под покровом ночи и отправились в Дару. Оттуда они добрались до Мосула, где правил сельджукский эмир Ак-Сункур аль-Бурсуки. В тот момент он был тяжело болен, и входить к нему не позволялось никому, кроме врачей. Сторонники Дубайса, узнав о прибытии делегации из Алеппо, стали распространять слухи о смерти Ак-Сункура. Тем самым они хотели морально сломить жителей Алеппо, однако те не поверили этой лжи и в конце концов добились аудиенции у тяжелобольного эмира. Выслушав их, тот сказал: «Вы видите, как я сейчас болен, но надеюсь, что Аллах исцелит меня от этой болезни. И я приложу все усилия к вашему делу, к защите вашей страны и борьбе с вашими врагами». После этого не прошло и трех дней, как лихорадка оставила Ак-Сункура, и он вышел из своего шатра и приказал готовиться к походу. Приготовления были завершены в рекордно короткие сроки, и в конце января 1125 г. сельджукская армия подошла к Алеппо.

Франки не собирались вступать в открытое сражение и поспешно оставили свой лагерь; Дубейс со своими сторонниками присоединился к ним. Авангард мусульманской конницы бросился преследовать противника, но эмир приказал вернуть войско. Кадий Ибн ал-Хашшаб сказал: «О господин наш! Если наше войско будет преследовать франков, то полностью разобьет их, так как они бросились бежать и со всех сторон окружены мусульманами!» Ак-Сункур ответил: «О кадий! Знаешь ли ты, что этот город — единственное убежище для тебя и моего войска, если нам суждено быть разбитыми, да упасёт нас Аллах? Где же мы найдем спасение, если они вернутся, и разобьют нас, и принесут гибель мусульманам? Я молю Аллаха уберечь нас от их злых намерений. Теперь нам надо войти в город и укрепить его, чтобы он был в состоянии защищаться. А затем, если будет угодно Аллаху, мы выйдем против врага».

Когда Ак-Сункур вошёл в Алеппо, он позаботился о безопасности города и укрепил его. По словам Ибн аль-Адима, он положил конец злоупотреблениям и взиманию незаконных налогов, установил полную справедливость и сделал для жителей много добра. О роли сельджукского эмира поведал и Ибн аль-Каланиси в «Истории Дамаска»: «За свое благородное деяние Ак-Сункур аль-Бурсуки заслужил широкую известность и признание. Он вошел в Алеппо и стал править городом справедливо, защищал интересы жителей, делал все возможное для защиты города и не подпускал врагов близко к нему. Таким образом, дела города наладились, разрушения сменились процветанием, дороги стали безопасными, и нагруженные различными товарами торговые караваны стали часто его посещать».

Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

  • В поисках приключений
  • Далеко и ещё дальше

Крепость Халеб. Твердыня на холме

Кажущиеся неприступными стены древнего крепостного сооружения в сирийском городе Халеб (Алеппо) повидали немало захватчиков за долгие века. Пытались им овладеть и крестоносцы, да вынуждены были отступить. Нелегко штурмовать крепость, если сначала еще нужно вскарабкаться по скользкой каменной поверхности холма, с которым крепость слилась как единое целое. Но даже если и добраться, то внутри крепости и холма нападавших поджидало множество ловушек.

Читайте также  Города рядом с тольятти

Историки спорят о том, сколько владельцев сменила крепость Халеб, пока не превратилась в громадный музей, в котором каждый камень — экспонат, напоминающий о прежних хозяевах.

Крепость Халеб — одна из старейших и крупнейших в мире — стоит на холме над центром одноименного города на севере Сирии. Крепость внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в составе «Старого города в Халебе» в 1986 г.
Пока точно не установлено, кто были первые строители крепости. В 1-м тыс. до н. э. на холме стоял хеттский храм бога-громовержца Хадада, а после падения государства хеттов в Халебе (Алеппо) в VIII-IV вв. наступило владычество ассирийцев, за ними пришли вавилоняне, которых, в свою очередь, изгнали отсюда персы, правившие в 539-333 гг. до н. э.

Сменялись правители, но крепость стояла, и каждый новый правитель стремился поддерживать ее в хорошем состоянии, чтобы оборонять захваченный город, стоявший на стратегически важном месте — на пересечении торговых путей между Средиземным морем и рекой Евфрат.

В IV в. до н. э. Александр Великий изгнал отсюда персов и захватил Халеб. После кончины великого воина город вместе с крепостью достался одному из наследников его побед Селевку I Никатору. При нем крепость начинает постепенно приобретать тот вид, в котором она сохранилась до наших дней. На отдельных участках под крепостью заметно двухметровой толщины основание эллинских времен.

Крепость и город оставались во владении Селевкидов до 64 г. до н. э., когда римляне отобрали у них и то и другое. Несколько веков крепость служила римлянам, но о том длительном периоде уже ничто не напоминает. Причина в том, что последующие хозяева крепости использовали римские постройки для укрепления крепости и сооружения домов в городе.

После раздела Римской империи в IV в. Халеб оказался под властью ее восточной части — Византии, а в крепости византийцы построили два храма. Крепость была все такой же на диво крепкой, и в VII в. жители Халеба нашли надежное укрытие в ней, когда город осадили войска саса-нидского шахиншаха Хосрова II Парвиза.

В 636 г. Халеб захватили мусульмане. Судя по заметкам арабских путешественников, захватчикам пришлось затратить немало усилий на восстановление крепости после сильнейшего землетрясения, чтобы сохранить ее как оборонительный пункт на границе Омейядского и Аббасидского халифатов.

В 944 г. город захватил Сейф-аль-Даула (916-967 гг.) — самый известный представитель Хамданидской шиитской арабской династии и основатель эмирата Алеппо. Новый эмир очень заботился о собственной безопасности, укреплял, перестраивал и достраивал крепость тринадцать лет. После него крепость захватили мирдасиды, переделавшие византийские храмы в мечети.

При дамасском эмире Hyp ад-Дине Махмуде (1116-1174 гг.) защитники крепости Халеб успешно защищали город от крестоносцев, дважды (в 1098 и 1124 гг.) и безуспешно осаждавших его.

Во время правления султана аль-Захириаль-Гхази (1172-1216 гг.) крепость была почти полностью перестроена. Теперь она выполняла функции резиденции султана (появились дворец и бани), религиозного центра (с мечетями и святилищами), военного (с арсеналом и башнями) и хозяйственного объекта (с водными резервуарами и складами).

Примерно в таком виде крепость и сохранилась до наших дней.

В XIII в., при Айюбидах, архитектура крепости и дворца стала образцом гармонии и пропорциональности, свойственными постройкам той эпохи.

В 1259 и 1300 гг. осаждавшие Халеб монголы частично разрушили стены и постройки в крепости. В 1400 г. ее штурмовали воины Тимура. В XV в. она была захвачена мамлюками. В 1516 г. Халеб отбила у них Османская империя, и с тех пор крепость утратила оборонительное значение.

Древние строители, о которых пока ничего неизвестно, выбрали для крепости единственное возвышенное место в городе так, чтобы она доминировала над окружающей территорией, а холм служил бы дополнительной линией обороны.

В КРЕПОСТНОМ ЛАБИРИНТЕ

На вершине холма за мощными стенами находится то, что древний арабский историк назвал «шкатулкой сюрпризов»: каменный лабиринт с узкими коридорами, потайными ходами и разветвленной сетью подземных тоннелей.

Крепость стоит на овальном холме с правильными очертаниями, гармоничном соотношении основания и высоты. В прежние времена весь холм был покрыт плитами известняка. Точно не установлено, когда впервые это было сделано, а впоследствии этим занимались разные правители города, в том числе султан аль-Гхази в XIII в. От этой облицовки сохранилось немного, но и это дает представление о том, сколь нелегко было штурмовать крепость, скользя по склону на отшлифованных до блеска камнях, да еще залитых оливковым маслом.

Холм окружен глубоким рвом, отрытым еще в правление эмира Hyp ад-Дина Махмуда, посчитавшего, что это будет нелишним, так как его предшественники не раз осаждали и захватывали крепость.

В крепость можно попасть только через башню-ворота (построенную мамлюками так же, как и бастионы с северной и западной стороны) по переброшенному через ров восьмиарочному мосту. Пройдя по мосту, оказываешься перед главным входом, в виде еще более массивной квадратной башни, где находятся Врата Змей и Врата Двух Львов. И ворота, и мост были построены еще при султане аль-Гхази, также углубившим ров и соединившим его с каналами, по которым в ров поступала вода.

Но, даже захватив мост и пробившись к главному входу, осаждавшие крепость оказывались в ловушке: чтобы пробиться во внутренний двор крепости, придется сделать пять-шесть поворотов в узком темном каменном лабиринте. К тому же над проходами в лабиринте располагаются навесные бойницы-машикули, откуда защитники крепости лили на головы нападавшим кипящее масло.

И даже оказавшись во дворе, нападавшие тут же были бы атакованы защитниками, укрывавшимися в потайных ходах.

На случай долгой осады были отрыты колодцы, некоторые, как полагают археологи, глубиной до 125 м. Самый глубокий из пока обнаруженных колодцев — квадратная в сечении шахта глубиной 60 м, вниз которой ведут 225 ступеней. В стенах шахты — входы в тоннели, соединявшие крепость с городом..

Внутри, через всю крепость тянется узкий проход-улица. Ранее вдоль нее находились различные постройки, от которых почти ничего не сохранилось. Подземные помещения в византийское время использовались для хранения воды. И во все времена, при всех правителях под землей располагалась тюрьма.

Изначально в цитадели было две мечети. Малая, она же — мечеть Ибрагима, стоит на месте церкви, та, в свою очередь, на месте камня, о котором легенды рассказывают, что на нем отдыхал Ибрагим (Авраам) после работы. От Большой мечети XIII в., разрушенной пожаром в 1240 г., сохранились каменный михраб и несколько помещений.

В верхнем ярусе надвратной башни под девятью куполами хорошо сохранился Тронный зал мамлюкских султанов, где они устраивали грандиозные приемы.

Римский амфитеатр — уменьшенная копия таких же, разбросанных по всему Средиземноморью — был полностью восстановлен в 1980-х гг., в мирное время в нем устраивали концерты.

У северной стены в здании казармы устроен небольшой музей крепости.

Во время боев в Халебе в период гражданской войны в Сирии главный вход в крепость был поврежден при артиллерийской стрельбе. Все стороны конфликта стремились овладеть крепостью — стратегической высотой, откуда можно было обстреливать весь город с окрестностями. Древние бойницы для лучников использовали снайперы. При попытке подрыва стены динамитом была повреждена одна из стен крепости.

■ В 2000 г. Фонд программ поддержки культурно-исторических городов Ага Хана объявил о начале большого проекта реставрации крепости Халеб. Проект включает реставрацию стен и арок моста, а также раскопки на территории крепости. Осуществление проекта прервала гражданская война в Сирии.

■ Сутан аль-Захири аль-Гхази, решивший превратить крепость Халеб в свою резиденцию, повелел построить в ней Дворец Славы. По странному, так и не объясненному стечению обстоятельств дворец полностью сгорел в первую брачную ночь султана, но был восстановлен позднее.

■ В 1822 г. сильнейшее землетрясение разрушило Халеб и некоторые постройки в крепости. До этого в цитадели жили горожане, но после землетрясения они покинули крепость и в ней остались только солдаты гарнизона. Камни разрушенных построек были использованы для строительства новых казарм.

■ В 1920-1945 гг., когда Халеб и вся Сирия находились под управлением (мандатом) Франции и в крепости размещались солдаты, французские археологи вели раскопки на территории всей крепости и занимались реставрационными работами.

■ Исследователи библейских текстов утверждают, что пророк Авраам, покинув отчий дом по повелению Господа, в своих блужданиях оказался в этой крепости вместе с семейством и скотом. Авраам доил корову и предлагал молоко таким же путникам, как он. Тогдашнее название города и крепости затерялось во времени, но якобы от Авраама же пошло название нынешнего города. Подходя к крепости, где остановился пророк, путники спрашивали друг друга: «Халаб Ибрахим?» («Доил Авраам?»)

■ Во времена крестовых походов, мусульмане содержали в крепости Халеб несколько известных руководителей христианской армии. Среди них были последний правитель графства Эдесского (первого христианского государства, основанного крестоносцами во время Первого крестового похода) граф Жослен Иде Куртене (1113-1159 гг.), здесь же и скончавшийся; граф Эдессы Балдуин II Иерусалимский (1058-1131 гг.), просидевший тут четыре года; Раймунд III, граф Триполи (1140-1187 гг.), икнязьАнтиохии Реноде Ша-тийон (1124-1187 гг.), последним освобожденный из заточения за выкуп в 120 000 динаров, внесенный королем Иерусалима Балдуином IV.

■ После того как археологи обнаружили на территории крепости построенный в III тыс. до н. э. храм Хадада — бога грома у древних западносемитских народов, подтвердились предположения относительно возраста самых ранних построек крепости в нынешнем Халебе. В те времена этот город был столицей Ямхада — древнего аморейского царства на территории Сирии.

■ Крепостной комплекс: остатки известняковой облицовки холма, ров (XII в.), башня-ворота, Врата Змей, Врата Двух Львов и арочный мост (XIII в.), Тронный зал (XV-XVI вв.), римский амфитеатр (реконструкция), Музей крепости.
■ Культовые: Малая мечеть (мечеть Ибрагима, 1167 г.), руины Большой мечети (1214г.).

Крепостной холм: длина (основание — 450 м, вершина — 285 м), ширина (основание — 325 м, вершина — 160 м), высота — 50 м, облицовочные плиты — 1 х0,4м.
Ров: ширина — 30 м, глубина — 22 м.
Предмостная башня: высота—20м.

Местонахождение: север Сирии.
Административное местонахождение: город Халеб.
Статус: исторический памятник.
Строительство: 3-е тыс. дон. э. — XII в.