Основание города юрьева

Основание князем Ярославом Мудрым города Юрьева

Одним из наиболее достоверных и ранних письменных свидетельств об отношении русских князей к прибалтийским народам является летописный рассказ о том, как великий князь Ярослав в 1030 г. отправился из Новгорода в поход на эстов и основал город Юрьев (названный так в честь христианского имени князя). «В лето 6538. Семь же лет иде Ярослав на чюдь, и победи я, и постави град Юрьев» [64] . Предполагают, что поводом к походу Ярослава могло послужить то обстоятельство, что эсты приняли сторону Канута, короля Дании и Англии, противник которого Олаф Толстый, король Норвегии, получил помощь от Ярослава.

Крепость, основанная Ярославом, находилась на самой высокой возвышенности заболоченной луговой поймы реки Эмайыги. Здесь проходили торговые пути, соединявшие южноэстонские и латвийские области, а также ремесленные центры Новгорода и Пскова с гаванями Северной Эстонии и Балтийским морем. В этот период появились многочисленные укрепленные городища, на их месте со временем образовался целый ряд поселений городского типа: Юрьев, Отепя, Линданисе, Вильянди и др. Обострилась межплеменная рознь, участились столкновения с соседними племенами, в частности с варягами. Эсты не только оборонялись от варягов, но и сами предпринимали походы на остров Готланд, в прибрежные районы Швеции и Дании. Примерно такой же характер носили отношения между эстонскими и славянскими племенами. В то же время «проходил и торговый обмен между племенами» [65] , а также с Новгородом и Псковом.

Очень скудны сообщения письменных источников до XVI–XVII вв. о возникновении и развитии Юрьева. Кроме упомянутого летописного известия и «Хроники Ливонии» Генриха Латвийского, описывавшей главным образом политические события, касавшиеся Юрьева (Дерпта) начала XIII в., больше нет ничего достойного внимания, поэтому исключительный интерес представляют археологические раскопки 60-х гг. нашего века на территории современного Тарту (Юрьева). Самый древний период существования городища относится, по всей вероятности, к середине I тысячелетия и продолжается до VII–VIII вв. В слое этого периода были найдены «фрагменты лепной керамики разных типов, в том числе незначительное количество текстильной и штрихованной керамики, характерной как для эстонских, так и для славянских древностей первой половины I тысячелетия по Рождеству Христову» [66] . Изучение находок слоя, относящегося к X–XI вв., показало, что здесь преобладают фрагменты керамики, характерные для Новгорода начала и середины XI в., в то время как на других городищах и могильниках Эстонии она нигде не встречается.

Это является весьма существенным признаком связи населения Юрьева с русскими ремесленниками и купцами или поселенцами, через них распространялись в городе гончарные изделия русского происхождения. Среди других находок этого же периода можно отметить железные наконечники стрел [67] , похожие на наконечники стрел из древнерусских дружинных курганов и в значительной степени характерные для Новгорода [68] . При раскопках в других областях Эстонии они не найдены, а следовательно, не употреблялись и не были там известны. К предметам, изготовленным русскими ремесленниками, относятся также витые бронзовые браслеты, ключи и замки так называемого киевского типа [69] . Любопытны также несколько черепков красноглиняных амфор домонгольского периода, которые могли попасть в Юрьев только через русских. Амфоры такого типа не встречаются на территории Эстонии нигде, кроме Тарту. Упомянутые находки позволили археологу В. Труммалу сделать вывод, что памятники материальной культуры этого периода могут быть связаны с русским поселением 30-х гг. XI в. Он также считал, что «защитные сооружения и остальные постройки городища могли погибнуть вероятнее всего в результате пожара 1061 г.» [70] . Согласно летописи весной 1061 г. эстонские крестьяне сожгли Юрьев и находящиеся близ него деревни [71] , чтобы избавиться от власти местных князей, а также, по-видимому, свергнуть власть и русского князя. Некоторые ученые, в том числе и Х. А. Моора, в свое время высказывали предположение, что Юрьев мог быть в то время чем-то вроде вотчины русского князя [72] . По-видимому, жившим здесь русским чиновникам построили и соответствующие дома — «хоромы», которые упоминаются в той же летописи. Эти летописные сведения объясняют наличие в Юрьеве материальной культуры древнерусского происхождения.

При Ярославе и после него город развивался и рос, укреплялись и культурные связи с Русью. Об этом можно судить по найденным в других частях города черепкам глиняных сосудов разных типов, аналогичных керамике Новгорода и Пскова XII–XIII вв. Такая же керамика представлена на городище в слое следующего строительного периода. По археологическим данным, экономические и культурные связи с Новгородом и Псковом продолжались и в течение XIII–XIV вв. [73]

По письменным источникам известно о существовании торговых отношений между Юрьевом (Дерптом) и Новгородом в XIII–XV вв. Оба города были связаны с Ганзейским союзом, основанным в конце XIII в., и, судя по документам, Юрьев играл в нем важную роль, потому что всегда упоминался на втором месте вслед за Ригой [74] .

Представляет особый интерес вопрос о положении русского населения города после прекращения русского владычества. Летописец говорит, что народ их «хоромы пожгоша» [75] . По более поздним сведениям,
в Юрьеве, в Заречье, на левом берегу Эмайыги, на холме был основан русский пригород. Источники же XV–XVII вв. говорят и о существовании «Русского конца» на правом берегу реки [76] . Есть основания думать, что оба названные поселения тесно связаны между собой, но когда они возникли, установить трудно. Источники XV в. характеризуют «Русский конец» как юридически самостоятельное поселение, которое имело свою администрацию, торговый двор и церковь [77] .

Об этом свидетельствует и найденная в Пскове юрьевская печать XV в., опубликованная В. Л. Яниным [78] . Он отмечал, что эта печать, своей символикой связанная со святым Георгием, подтвердила наличие в Русском конце Юрьева церкви святого Георгия. Об этой церкви на левом берегу реки, а следовательно в русском пригороде, рассказывал Киевский митрополит Исидор, который в 1439 г. направлялся из Москвы на Ферраро-Флорентийский Собор через Юрьев [79] .

Среди археологических находок в Заречье есть редкая монета XI в., с образом небесного покровителя князя Ярослава — святым Георгием Победоносцем [80] , а также серебряные украшения начала XII в. По мнению М. Х. Шмидехельм и Е. Ю. Тыниссон, некоторые из этих украшений изготовлены в одном из русских ремесленных центров [81] . Украшения найдены в своеобразном серебряном сосуде, происхождение которого А. В. Банк считает византийским [82] . Эти находки являются бесспорным доказательством существования торговых связей Юрьева с Древней Русью. Священник Н. Когер, изучавший историю храма святого Георгия в Юрьеве, указывал, что во время нападения крестоносцев на город в 1224 г. эта церковь была разрушена [83] .

Но существуют данные и о другой церкви в Юрьеве, построенной во имя святителя Николая [84] . Епископ Павел утверждал, что князь Ярослав построил здесь две православные церкви, «одну — во имя св. Николая Чудотворца, другую же — во имя своего ангела, великомученика Георгия» [85] . О существовании двух церквей, по мнению А. Сапунова [86] , говорит и повесть о начале и основании Псково-Печерского монастыря: «Бяше же в то время священник некий, именем Иоанн, от Московския страны, по прозванию Шесник; сей Иоанн бе священствуя во граде Юрьеве Ливонском со Исидором пресвитером в храме святаго Николая Чудотворца и великомученика Георгия, его же великий князь Ярослав Владимирович Киевский от имения своего устроил» [87] .

Память об основании князем Ярославом церквей в Юрьеве сохранялась, и на факт их основания впоследствии неоднократно ссылались в различных дипломатических документах. Так, в частности, царь Иоанн IV писал датскому королю Фредерику II, предъявлявшему свои права на Эстонию: «Великий князь Георгий Владимирович, именуемый Ярославом, завоевал Ливонию, основал город Юрьев, построил там церкви греческие, обложил всю землю данию» [88] .

При сыне и преемнике царя Иоанна Феодоре Иоанновиче русские бояре выдвигали те же аргументы послам германского императора Рудольфа II: «Великого государя нашего прародитель великий князь Ярослав город Юрьев поставил в свое имя и храм в Юрьеве ангела своего имя страстотерпца Христова Георгия поставил» [89] .

Во время раскопок в Тарту в 1982 г. на территории Ботанического сада были обнаружены человеческие кости, а впоследствии и остатки выложенной из кирпича и булыжника стены. Ученые высказали предположение, что это древнее кладбище и северная часть фундамента предполагаемой Георгиевской церкви XIV–XV вв. По-видимому, в конце XV в. церковь святого Георгия была уже разрушена, вероятнее всего деятелями Ганзы, мстившими за закрытие Торговой палатой важного для Ганзы «Петровского двора». Еще в 1918 г. местный краевед и историк города Тарту Рихард Отто предположил, что церковь святого Георгия первоначально находилась на улице Лай в районе так называемых Русских ворот, теперь это территория Ботанического сада. Его предположение подтвердилось записью, найденной в одном из протоколов городской ратуши под 1555 г., о том, что церковь святого Георгия находилась во владении некоего Ханса фон Карпена, «что перед Русскими воротами». Эта версия подтверждается также и тем, что одна из угловых башен расположенной здесь городской стены носила название Георгиевской еще в 1590 г. Храм по своему типу напоминал так называемые купеческие церкви, в которых имелись и обширные помещения-склады. К сожалению, конкретные представления о подобных русских церквах отсутствуют. В Риге и Таллине на предполагаемом месте подобных построек расположены теперь новые жилые кварталы, и потому они закрыты для раскопок археологов.

Начиная с XVI в. письменные памятники упоминают уже только об одной церкви в Юрьеве (Дерпте) — во имя святителя Николая. Она находилась первоначально на территории двора современной почтовой конторы на углу улицы 21 Июня. В период Реформации здание сильно пострадало. В конце XVI в. церковь принадлежала иезуитам, а к XVII столетию ее здание пришло в полную негодность и было разрушено.

Читайте также  Ярмарочный дом нижний новгород

ЧЕЙ ГОРОД ЮРЬЕВ?

Летописные упоминания о походе Ярослава Мудрого в Тарту в 1030-е годы

В летописи «Повесть временных лет» написано, что около 1030 г. нашего времяисчисления великий князь Ярослав Владимирович победил чудь, и построил город Юрьев. Это дата о первом упоминании Тарту в письменных источниках.
Хотелось бы обратить внимание на то, что, как следует из самого текста летописи, 1030 г. не соответствует правильной датировке похода Ярослава на Тарту (Кузмин, 1977, с. 73; Vahtre, 1980, с. 516-517). Но когда был осуществлен этот поход? В летописях сказано, что Ярослав начал поход на Тарту из Новгорода (Псковская летопись), и после данного похода, он возвратился (Софийская первая летопись). Когда мы взглянем на карту, то увидим, что Ярослав мог совершить поход до Тарту лишь тогда, когда он уже правил в Псковской земле. Князь Ярослав стал властвовать над всеми древнерусскими землями лишь тогда, когда он устранил с дороги псковского князя Судислава Владимировича, который был его братом. Но это событие, по данным «Повести временных лет», случилось в 1034-1036 гг.
Летопись не упоминает, связан ли с этим событием поход Ярослава в Псков, но вероятно, наивно было бы полагать, что Судислав добровольно отказался от власти. Мы должны согласиться с Сергеем Васильевичем Белецким, который утверждал, что события в 1030-х годах в Пскове и Тарту в археологическом смысле совершенно идентичны (Белецкий, 1996, с. 85). Или даже можем предположить, что покорение Пскова Новгородом и основание города Юрьева в Тарту произошло в рамках одного похода Ярослава.

Следы Юрьева в культурном слое города Тарту

Археологические раскопки в старом городе Тарту были начаты в 1956 г. под руководством Вилмы Труммал (Trummal, 1964). До настоящего момента в центре города Тарту уже проведены раскопки на территории более чем 19 000 кв. м. Благодаря многолетним раскопкам в Тарту сложились общие представления о его культурном слое и древнейшей истории города (Tvauri, 2001).
Историческое ядро города Тарту — это городище (рис. 1). Археологические раскопки позволили уточнить, что древнее городище охватывает территорию около 7000-7500 кв. м. Площадка городища возвышается максимально на 24 м над уровнем окружающего заливного луга р. Омовжа.
В XIII в. на месте древнего городища был построен каменный замок Тартуского еписнопа. Поэтому в культурном слое осталось мало следов от древнего городища. Но, можно сказать, что первое городище было построено в этом месте в VIII или в IX веке. В большинстве находки этого периода датируются X в. Сразу за пределами городища, между городищем и рекой Омовжа, располагалось поселение. Находки из этого комплекса (лепная керамика, украшения, фрагменты тиглей, литейные формы и другие орудия труда) типичны для так называемой рыугеской культуры.
На городище, в слое так называемой рыугеской культуры, лежал пласт, содержавший много керамики новгородского и псковского типов (рис. 2). Кроме этого, там нашли и шиферное пряслице. Шиферные пряслица — типичные находки для древнерусских городов, на территории Эстонии такие пряслица очень редкие находки. Особенно важные находки — это два наконечника стрел скандинавского типа (рис. 2), которые можно
предположительно отнести к дружинникам Ярослава Мудрого. Эти уникальные находки в контексте археологического материала Эстонии.
Рядом с городищем лежит на достаточно просторной территории (рис. 1) слой, содержащий керамику новгородского и псковского типов. Толщина этого слоя 10-20 см, в некоторых местах достигает 70 см. К сожалению, остатков домов в этом слое почти не осталось. Но из этого слоя происходят предметы, типичные для древнерусских городов. Например, четыре шиферные пряслица и каменный крестик, сделанный из ов-ручского шифера. Также найдены два фрагмента писанки и фрагмент бронзового амулета-топорика. В Эстонии такие находки, типичные для древнерусских памятников XI в., известны только в Тарту.
Таким образом, в Тарту есть археологические следы, которые доказывают, что на территории центра города Тарту существовало городище Юрьев и посад рядом с ним. Керамика из этого комплекса в большинстве соответствует псковской керамике XI в. Можно предположить, что в Юрьеве население в основном пришло из Пскова, и Юрьев, находившийся на нынешнем месте города Тарту, имел непосредственные контакты с Псковом.

События 1060-х годов

Но также нужно обратить внимание на исторические события, о которых в русской исторической литературе редко упоминают, хотя об основании Юрьева в 1030 г. говорят часто. Ярослав Владимирович умер в 1054 г. Перед смертью он разделил Русь между тремя старшими сыновьями. Киев и Новгород получил Изяслав, который поставил Остромира посадником в Новгород. Летописи утверждают, что около 1054 Остромир пошел походом на чудь, но был убит, в сражении погибло и много новгородцев. В отместку Изяслав сам возглавил поход против чуди и взял Осек Кедипив (Софийская первая летопись).
В 50 км к югу от Таллина находится деревня Кэава, которая в средневековых источниках упоминается как Kedempe (Johansen, 1951, с. 70). Начатое в 2000 г. археологическое исследование в Кэава кафедрой археологии Тартуского университета показало, что кроме двух древних городищ там примерно на 9 га имеется поселение VIII-XI вв. Таким образом, это был один из крупнейших центров XI в. на территории Эстонии. В
середине XI в. это поселение было уничтожено или покинуто, а новое поселение построили уже на другом месте (Konsa, Lang, Lainemurd, Vaab, 2002). Можно предположить, что это связано с походом Изяслава.
Летописи датируют смерть Остромира 1054 г. Но это давно уже оказалось неверным. В 1056-1057 гг. Остромиром было написано известное евангелие. Это значит, что тогда он был еще жив (Карамзин, 1816, с. 376-377, ссылка 114). Таким образом, и год похода Изяслава в летописях на Осек Кедипив является маловероятным. По всей видимости, это было около 1060 г. (Насонов, 1951, с. 81). С этим годом связано упоминание события о том, что Изяслав совершил поход против сосолов и принудил уплатить их дань в 2000 гривен. Сосолы дань не заплатили, но весной 1061 г. уничтожили город и посад Юрьев и совершили поход до Пскова (Софийская первая летопись).
Кэава был в XI в. один из самых крупных центров северо-восточной Эстонии. По всей вероятности, сосолы были жителями этого края. Летописи утверждают, что у Изяслава были интересы в северо-восточной Эстонии. Но жители этого края не хо-теЛи платить дань Изяславу и уничтожили Юрьев, опорный пункт Изяслава на Чудских землях.

От Юрьева до Тарту

Археологический материал из Тарту показывает, что после 1061 г. Юрьев не был отстроен. На городище и на поселении нет находок, которые можно датировать концом XI или XII вв. На древнерусском слое посада Юрьева лежат слои немецкого средневекового города, который был основан тут после 1223 г. По всей вероятности, в XI в. на Тартуском городище располагался какой-то укрепленный пункт эстонцев. Это можно определить по тому, что новгородцы совершили ряд походов на Тарту в 1134 и 1191/1192 годах. Но никаких археологических следов о заселении Тарту в этом периоде нет.
В XII в. политическим и населенным центром юго-восточной части Эстонии был Отепяе. Это можно утверждать, основываясь на археологических находках из городища Отепяе, а также на письменном источнике — хронике Генриха, написанной в 1225-1227 гг. Генрих писал, что Тартуское городище было покинуто до начала 1220-х годов, когда немцы построили там свою крепость.
Тарту не был политическом центром в XII в. и в начале XIII в., но все-таки он был очень важным стратегическим пунктом. Через Тарту проходила дорога, соединявшая северо-восточную и юго-восточною Эстонию. В Тарту были хорошие природные условия для переправы через реку Омовжуы. Эта река соединяла Тарту с Псковом, а с другой стороны также с центральной Эстонией. Такое расположение местности в Тарту объясняет то, почему новгородцы, а после и немцы хотели властвовать именно здесь.

Юрьев-Польский

История Юрьева-Польского.

Название города Юрьев-Польский (или Юрьев-Польской) говорит о его основателе и местоположении. Город был назван в честь князя Юрия Долгорукого, в чём удостоверяет нас Никоновская летопись записью под 1152 годом: «Великий князь Юрий Суждальский мнози церкви созда и в своё имя град Юрьев заложи, нарицаемый Польский». Города на Руси ставились обычно на высоком крутом берегу при слиянии двух рек, которые служили оборонным дополнительным укреплением при нападении на город врагов. Город Юрьев заложили на равнине, в поле, хотя и при слиянии рек Колокши и Гзы. Чтобы отличать его от другого города Юрьева (Юрьев-Дерпт-Тарту), основанного ещё Ярославом Мудрым и названного в честь имени основателя (данного ему при крещении), новый Юрьев получил приставку Польский по безлесью и большим полям, окружавшим город.

Юрьев-Польский выстроили во время активного строительства новых укреплённых городов-крепостей для отражения набегов кочевников и стал опорным центром Ополья. Крутых берегов и глубоких оврагов вокруг города не было. Единственной природной защитой города стала топь, а от врагов Юрьев защищали крепостные стены. Юрьевская крепость имела круглую форму, была обнесена высоким валом (до семи метров высотой) и деревянными стенами. Вал и стены трижды размыкались, образуя ворота на три дороги: на Владимир, Переяславль-Залесский и Москву. За крепостью стоял посад, жители которого укрывались за крепостными стенами в случае вражеского нападения.

Читайте также  Город череповец достопримечательности

Юрьев-Польский входил в состав Владимиро-Суздальского княжества. Недолгий расцвет города связан с именем Святослава Всеволодовича, ставшего удельным Юрьевским князем в 1212 году. Во время княжеских усобиц поле под городом несколько раз становилось местом кровопролитных сражений. Самой жестокой была битва на реке Липице, в которой сошлись не на жизнь, а на смерть братья Всеволодовичи. О ней в летописи сказано: «Не 10 бо убито, ни 100, но тысуща тысущами, а мнози истопиша бежачи в реце, а инии ранены зашед изомроша, а живыи побегоша одни ко Володимеру, а иниии к Переяславлю, а инии в Юрьев». Князь Святослав выступил в этой битве на стороне владимирского князя Юрия. Победа в сражении досталась их противникам. На время правления Святослава Всеволодовича пришёлся и трагический 1238 год. В летописях есть сведения, что дружина Юрьева билась с татарами на реке Сити, и многие ратники пали на поле битвы. В тот же год Юрьев был разрушен татарами и обложен данью.

В годы княжения Ивана Калиты Юрьев вошёл в состав Московского княжества, и в 1380 году юрьевцы храбро сражались на поле Куликовом под знамёнами князя Дмитрия Донского. Юрьев Польский часто подвергался опустошительным набегам ордынцев. Новгородская летопись сохранила сведения о набеге на русские земли войка хана Тохтамыша в 1382 году: «Прииде царь татарский Тохтамыш в силе велице на землю русскую, много пустоша земли русские: взял град Москву и пожже Переяславль, Коломны, Володимер и Юрьев». В 1408 году при очередном нашествии золотоордынцев во главе с Едигеем город был вновь сожжён, а многие его жители уведены в полон. С этого времени Юрьев-Польский теряет значение стратегической крепости и торгового города. Он часто отдаётся «в кормление» иноземцам, служащим московским князьям. Владели Юрьевом-Польским литовский князь Свидригайло Ольгердович, казанский хан Абдул-Летиф, астраханский царевич Кайбула.

Немало бед принесли городу польско-литовские захватчики. Юрьев-польский взяли отряды Лжедмитрия II, который отдал его касимовскому царевичу Магомету Мурату. В 1609 году горожане, не желавшие терпеть унижения, подняли восстание, которое возглавил сотник Фёдор красный, и с оружием в руках освободили свой город от врагов. В 1612 году в рядах ополченцев Минина и Пожарского ратные люди Юрьева-Польского освобождали от врагов Москву.

С середины XVII века в городе начинается торгово-промышленный подъём. Развитию города и росту торговли способствовало его положение на Большой Стромынской дороге, соединявшей суздальские земли с Москвой. Торговля велась главным образом зерном и льном. Из предметов ремесла в столицу везли полотно и юфть.

В 1708 году Юрьев вошёл в состав Московской губернии, а с 1778 года стал уездным городом Владимирского наместничества (с 1796 года — губернии). В городе развивается мануфактурное производство пряжи и тканей, и к концу XVIII века здесь появляются первые промышленные предприятия, текстильные и бумаготкацкие.

В Отечественную войну 1812 года Юрьев принял тысячи раненых и дал приют не меньшему числу беженцев. на защиту Отечества из города ушли полторы тысячи ополченцев, которые составили половину 5-го полка Владимирского ополчения. полк возглавил генерал-лейтенант князь Голицын, представитель дворянства Юрьевского уезда. Заслуги юрьевских ополченцев отметил император Александр I, который в феврале 1813 года в письме князю Голицыну изъявил им «особое благоволение и признательность».

В XIX веке Юрьев-Польский, как и ранее, сохранял немалое торговое значение. ещё во времена Петра Великого и его преемников активизация торговли в российских городах заставила власти уделять особое внимание в градостроительных планах торговым площадям и гостиным дворам. Новый Гостиный двор появился и в Юрьеве-Польском, где для каждого вида товаров стоял свой торговый ряд. В базарные дни торговая площадь города заполнялась палатками, шатрами, лотками и телегами крестьян, привозивших сюда свои товары. Роль города как промышленного центра Владимирской губернии особенно возросла во второй половине XIX века, когда через него прошла железная дорога.

Но Юрьев-Польский не сделался городом с развитой промышленностью. К началу XX века здесь действовали несколько бумаготкацких фабрик и мастерская земледельческих орудий. Зато процветала торговля. Гостиный двор стал тесен, торговых мест не хватало. Поэтому городская дума решила строить новые лавки за счёт владельцев. Так в городе появились бревенчатые магазинчики на один раствор под общей крышей, получившие у жителей странное прозвание — «Варшавский базар».

Юрьев-Польский оставался городом торговым. В газете за 1910 год в заметке местного жителя есть такие строки: «Лавок и торговцев в нашем городе хоть отбавляй. Куда ни плюнь — попадёшь в лавку. Дрянненькие — а лавчонки».

Свой герб город получил в начале XIX века: «В верхней части медальона герб губернского Владимира, а в нижней в серебряном поле две золотые корзины, наполненные спелыми вишнями».

Города основанные при Ярославе Мудром

Основание Ярославля

Существует легенда, согласно которой Ярослав путешествовал по Волге из Новгорода в Ростов и во время одной из стоянок на него напал медведь, которого князь с помощью свиты зарубил секирой. После этого князь приказал срубить на неприступном мысу над Волгой небольшую деревянную крепость, названную по его имени — Ярославль. [1] wikipedia

1030 — основание Юрьева (Тарту, Дерпт)

«В лето 6538. Семь же лет иде Ярослав на чюдь, и победи я, и постави град Юрьев» — Повесть Временных Лет

Это одно из наиболее достоверных и ранних письменных свидетельств о взаимоотношениях прибалтийских народов и киевских князей. Предположительно, поводом к походу Ярослава могло послужить то обстоятельство, что эсты приняли сторону Канута, короля Дании и Англии, противник которого Олаф Толстый, король Норвегии, получил помощь от Ярослава.

Крепость, основанная Ярославом, находилась на самой высокой возвышенности заболоченной луговой поймы реки Эмайыги. Здесь проходили торговые пути, соединявшие южноэстонские и латвийские области, а также ремесленные центры Новгорода и Пскова с гаванями Северной Эстонии и Балтийским морем. [2] sedmitza.ru

Уже после смерти Ярослава Мудрого, в 1061 году город был сожжён местными племенами — но вновь и вновь отстраивался.

Тарту — один из древнейших городов Прибалтики. Постоянное поселение человека на холме Тоомемяги датируется V веком, городище — VI—VIII веками. Оно называлось Тарбату (tarvas — эст. зубр). Отсюда позднее эстонское название Тарту, так же как Dörpt, Dorpat или Дерпт. Сегодня Тарту — второй по численности населения после Таллина город Эстонии, центр уезда.

1032 — города-крепости Поросской линии

В год 6539 (1031). Ярослав и Мстислав, собрав воинов многих, пошли на поляков, и вновь заняли Червенские города, и повоевали землю Польскую, и много поляков привели, и поделили их. Ярослав же посадил своих поляков по Роси; там они живут и по сей день. — Радзивиловская летопись

Поросская оборонная линия — цепочка сторожевых крепостей по реке Рось, основанных в эпоху Древнерусского государства для защиты от набегов степных кочевников.

Юрьев-Русский (Белая Церковь)

Город был кочевникам «как кость в горле», постоянно препятствуя их походам на север. Не раз его разрушали до основания. Последний раз Юрьев был опустошен кочевниками в XIII веке, пав для того, чтобы возродиться с новым названием — Белая Церковь. [3] Wikipedia

Корсунь

В 1240 году город был разрушен Батыем, а спустя три века стал одним из центров восстания Богдана Хмельницкого.

Современное имя город получил в 1944 году в честь Тараса Шевченко, родившегося в 34 км от Корсуня, в селе Моринцы. Сейчас является районным центром Украины. [4] wikipedia

Богуслав

Первое упоминание о поселении в летописи как крепость для защиты от половцев датируется 1195 годом, однако существует легенда, согласно которой Богуслав был основан в 1032 году Киевским князем Ярославом Мудрым.

Разгромив отряды кочевников, князь поднялся на один из холмов, где было расположен маленькое поселение. Окруженный своими воинами, которые радостно приветствовали своего князя со словами: «Слава Ярославу!» — Он, вытерев пот со лба, глядя вслед врагам, которые убегали, устало сказал: «Богу слава!» Эти слова были подхвачены многими голосами: «Богу слава!». С того времени и стало называться укрепленное городище, а позже город, Богуслав. [5] beket.com.ua

Другие города

Также ко времени правления Ярослава Мудрого относят основание следующих городов:

  • Ярослав (в Польше) [6]wikipedia
  • Новгород-Северский (в Украине) [7]wikipedia

filaretuos

Реалии нашей жизни

Друзья и враги

Тарту (Юрьев)

Тарту — второй по величине город Эстонии и самый известный университетский город Прибалтики. Население = 93,124 человек,.
эстонцы (79 %), русские (15,5 %), украинцы (1,2 %), финны (1 %)

Мэр города: 47 летний учитель истории Урмас Клаас.

Университет Тарту не похож на российские, потому что создавался по европейскому образцу, но не похож и на европейские, поскольку большую часть времени находился на территории России. Кроме университетских музеев, в Тарту есть несколько средневековых церквей, симпатичный, хотя и не очень древний Старый город, а также огромный массив городской застройки — от традиционных деревянных домов до интересных памятников эстонского функционализма.

Поскольку Тарту является студенческим городом, английский язык широко распространён. Как обычно, пожилые люди, скорее всего, только могут говорить на эстонском и русском языках; Однако большинство из них может понимать английский язык, если говорить ясно.

Та́рту находится в 185 км юго-восточнее Таллина на берегу крупной реки Эмайыги (эст. Emajõgi), связывающей озеро Выртсъярв с Чудским озером. Население преимущественно эстонское (80%), основным языком является эстонский, а русский употребляется сравнительно редко, хотя владеют им многие.

Поселение древних эстов на месте Тарту возникло в V–VII вв. н.э. и, возможно, дало название современному городу (Тарбату, от эст. tarvas – зубр). Первое документальное свидетельство относится к 1033 году, когда Ярослав Мудрый пошёл походом на чудь и основал город Юрьев в соответствии со своим христианским именем. Позднее Юрьев неоднократно подвергался набегам местных племён, а в 1224 году был завоёван немецким орденом меченосцев и переименован в Дерпт – как ни странно, это название тоже происходит от древнего Тарбату. Хотя Новгородское и Псковское княжества неоднократно предпринимали попытки завоевания Юрьева-Дерпта, город оставался немецким на протяжении более чем трёх столетий и входил в Ганзейский союз, процветая за счёт торговли всё с теми же Новгородом и Псковом.

Читайте также  Город на озере неро

Во второй половине XVI века Дерпт оказывается в центре противостояния России, Швеции и Речи Посполитой, которые вели бесконечные войны за контроль над Ливонией. В 1582–1600 гг. город находился во власти поляков, успевших открыть здесь иезуитский коллегиум. Тем не менее, католичество не пользовалось популярностью ни среди немецких жителей города, ни среди завоевавших в 1600 году Дерпт шведов, поэтому коллегиум быстро закрылся, а ему на смену пришёл основанный в 1632 году университет.

После Северной войны Дерпт входит в состав Российской империи, и на протяжении почти ста лет с городом не происходит ничего интересного кроме крупного пожара 1775 года, уничтожившего практически всю средневековую застройку. В 1802 году на волне увлечения просвещённой монархией Александр I возрождает университет, основная задача которого состоит в подготовке квалифицированных кадров для Российской империи. Хотя училось здесь множество русских, преподавали в основном иностранцы, из-за чего университет Тарту стал уникальным центром европейской культуры, а заодно и центром движения за независимость Эстонии. В частности, именно в Тарту был придуман и впервые изготовлен трёхцветный Эстонский флаг. В конце XIX века университет и сам город подверглись русификации – например, было возвращено древнерусское название Юрьев – но эти изменения не имели серьёзных последствий и были упразднены в 1918 году с провозглашением независимости Эстонии.

Во время Февральской революции 1917 года, в Юрьеве 4 (17) марта был создан совет рабочих депутатов, в котором к сентябрю большинство принадлежало большевикам. Советская власть была установлена мирным путём 25 октября (7 ноября) 1917 года. 24 февраля 1918 года город был оккупирован немецкими войсками. 22 декабря 1918 года Красная Армия освободила его от немцев и восстановила в нём советскую власть, которая продержалась до 14 января 1919 года .

14 января 1919 года эстонские войска выбили Красную Армию из Юрьева. За короткий срок было казнено примерно 360 человек .В Эстонской республике город был переименован в Тарту. 2 февраля 1920 года здесь был подписан содержавший территориальные уступки Эстонии мирный договор между правительством Эстонской Республики и правительством Советской России, в котором стороны признавали суверенитет друг друга.

В ночь с 8 на 9 июля 1941 года в тартуской тюрьме города НКВД было расстреляно 192 человека из числа задержанных с начала военных действий. Среди убитых был и православный Владыка Платон (Кульбуш), который возглавлял Таллинскую и Рижскую кафедры.

Тарту сильно пострадал в годы Великой Отечественной войны. В Советское время город и университет продолжали развиваться, хотя последний и утратил некоторые вольные студенческие традиции. С восстановлением независимости Эстонии Тарту становится крупнейшим научным центром страны и, наряду с Таллином, её культурным центром.

В 9 км. за городом имеется Аэропорт Юленурме, правда прилететь в Тарту можно только из Хельсинки. В аэропорт Тарту прилетает 1 самолёт в день из Финляндии.

Интересный в городе Железнодорожный вокзал. Дореволюционное деревянное здание полностью отремонтировано и украшено замечательной резьбой. Внутри большой и мало используемый, но весьма стильный зал ожидания, электронное табло, а также газетный киоск. Дизель-поезда компании Elron отправляются в Таллин (8 раз в день и стоят 10-14 евро), Валгу на границе с Латвией (3 раза в день) и Койдулу на границе с Россией (2 раза в день)

Поезд=экспресс от Тарту до Таллина проходит за 2 часа, в то время как автобус идёт 2,5 часа.

По двум другим направлениям поезда ходят реже, но там они тоже составляют разумную конкуренцию автобусам. Три раза в день можно уехать в Валгу, что на границе с Латвией (1 ч 15 мин), причём два поезда из трёх состыкованы с латвийским поездом дальше в Ригу – всё удовольствие от Тарту до Риги занимает пять часов и даёт отличную возможность сравнить продукцию Рижского вагоностроительного завода с современными аналогами. В случае России никакие пригородные поезда не состыкованы, да и границу придётся переходить пешком, но автобусы здесь тоже ходят очень редко. В Койдуле можно пересечь границу и автобусом уехать из Печор во Псков. От эстонской границы до автостанции Печор менее двух километров.

Тарту связан хорошим автобусным сообщением с другими Эстонскими городами: Нарва (6 раз в день, 3 часа), Пярну через Вильянди (в среднем каждый час, в пути 2.5–3 часа), Курессааре (2 раза в день, 6 часов). В Тарту останавливаются автобусы LUXExpress из Санкт-Петербурга (8 ч) в Ригу (4 ч), но ходят они обычно ночью, поэтому в Ригу добираться неудобно: дневной автобус всего один. В юго-восточном направлении есть два автобуса во Псков (3.5 часа).. Билет в Таллин на автобус стоит самый дорогой до 10 евро.

Город Тарту прямыми автобусами связан даже с Берлином.

Тарту стоит на пересечении автомобильных дорог = от Таллина 186 км, от Нарвы 180 км, от Пярну 170 км.

Речного транспорта нет. Иногда по реке ходят прогулочные кораблики.

По городу Тарту ходит 19 маршрутов городского автобуса. Билет на автобус в киоске 0,75 евро или у шофёра 1 евро. Однако весь исторический центр города можно за 40 минут пересечь пешком.

В городе имеется Ботанический сад. Относящийся к университету Тарту ботанический сад снаружи больше похож на городской парк. Летом здесь много красивых цветов, а в остальное время можно погулять у красивого пруда. Вход бесплатный. За 3 евро пускают в теплицы, где обитают тропические растения, многочисленные кактусы и черепахи. Ничего особенного, но симпатично.

Имеется Национальный музей истории, билет 14 евро.

В городе красивые храмы: Домский собор, Успенский православный собор,, Александра Невского православный храм, Церковь святого Яна, Церковь святого Петра и Церковь святого Павла.

В Тарту жил и учился в юности русский и советский писатель Викентий Вересаев (похоронен в Москве), а в Советской Армии лётчиком служил Джохар Дудаев. В Университете Тарту учился русский хирург Пирогов и брат Ленина Димитрий Ульянов.
Тарту -родина советского писателя-фантаста Виктора Жилина..

Тарту сохраняет свой исторический шарм и гордится своими традициями и является в числе самых безопасных городов мира для туристов.

А ВОТ ЧТО ПИСАЛИ В РОССИИ О ТАРТУ (ЮРЬЕВЕ) В 1904 ГОДУ

Юрьев (до 1893 г. — Дерпт, по-нем. — Dorpat) — уездный город Лифляндской губернии, в холмистой местности, по обоим берегам реки Эмбах и при железной дороге.

Город Юрьев очень красиво обстроен, чист и благоустроен; главная часть его расположена на правой, южной стороне реки, лучшая — около холмов Домберга и Шлоссберга, на которых в средние века находились крепость, собор (Dom), епископский замок, монастырь и дома знатных горожан; от всего этого остались одни развалины на Домберге.

Жителей (1897 г.) 42421 (20333 мужчины и 22688 женщин);
эстонцев 68%,
немцев 16%,
русских 6%,
евреев 4%,
прочих национальностей 6%;

лютеран 80%,
православных 10%,
иудейского исповедания 4%,
остальных исповеданий 6%.

Грамотных среди мужчин — 94%, среди женщин — 80%, вообще — 87%.

Город сильно растет: в 1860 г. в нем считалось 13868, в 1881 г. — 21014 жителей. Жилых зданий 2802, из них до 800 каменных; недвижимости города оценены в 1904 г. в 7811000 руб.

Церквей православных 2, лютеранских 3, римско-католических 1.

Учебных заведений 19, в том числе университет , ветеринарный институт, мужская и женская гимназии, реальное училище и мужская учительская семинария. Много ученых обществ, просветительных и благотворительных учреждений.

Периодических изданий 8, из них 3 ежедневные газеты; 4 издания на эстонском языке, 2 — на немецком, 1 — на русском, 1 — на 3 языках (русском, немецком и эстонском).

В промышленном отношении Юрьев после Риги, занимает второе место в Лифляндской губернии; в 1900 г. в нем было 38 фабрик и заводов, с 494 рабочими и производством на 1003000 руб. Торговля значительная, особенно хлебная и льняная с городом Перновом.

Много книжных магазинов и типографий. Общественный банк, общество ипотечного кредита, отделения одного частного банка и лифляндского дворянского земельного кредитного общества. Телефонная сеть, водопровод.

Движение грузов (1901 г.) по реке Эмбах: разгружено 1337 судов, с грузом 3893 тыс. пудов, и 240 плотов, весом в 260 тыс. пудов; отправлено (вниз) 280 судов, с грузом в 229 тыс. пудов. По железной дороге прибыло товаров 2867 тыс. пудов, отправлено 1450 тыс. пудов.

Бюджет города Юрьева (по смете на 1904 г.): доходов ожидается 215340 руб. (в 1860 г. доходы города составляли всего 19225 руб.), расходов предполагается произвести на ту же сумму. Главнейшие статьи дохода:
сбор с недвижимых имуществ — 71197 руб.,
с городских имуществ — 73670 руб.

Расходует город на содержание общественного управления — 31977 руб.,
на городскую полицию — 39724 руб.,
на благоустройство города — 42667 руб.,
на воинскую квартирную повинность — 19906 руб.,
на общественное призрение — 4429 руб.,
на школы — 12317 руб.,
на медицину — 9639 руб.