Белгород который мы потеряли

Город, который мы потеряли

Видимо, так и не дано простым людям понять те извилистые пути, по которым движутся в наших благодатных чернозёмных краях карьеры государственных служащих. Вот мне, человеку всю свою жизнь, уже, к сожалению, более полувека прожившему в Городе Первого Салюта, почему-то казалось все последние годы, что Белгород – это город, который мы стремительно теряем. Так называемое «время Полежаева», да и, по большому счёту, «позднего» господина Боженова – было вовсе не «зеброй», где после чёрной полосы обязательно приходит полоса белая. Этой эпохе – а ведь речь действительно идёт чуть ли не о целом десятилетии – намного больше походит густой цвет абсолютной, стабильной и беспросветной безнадёги. Когда с каждым днём, с каждым шагом, с каждым мгновением в жизни, самом воздухе любимого города исчезает, теряется, куда-то растворяется что-то наше, своё, истинное. И – самое страшное – на как будто бы освободившемся месте взамен не возникает ничего. Городское пространство становится сотканным из дыр. «И где тот портной, что возьмётся их залатать?». Мог ли я представить, что этот вопрос, когда-то риторически заданный Цоем, станет настолько актуальным именно для моего родного города? Но это произошло.

Белгород, который превратился в одну большую проблему. Белгород, который стал тупиком. Белгород, заросший полоумными имитациями работы, кадровыми интригами и дешёвыми манипуляциями общественным мнением – и всё это вместо хоть и простой, но реальной хозяйственной работы.

Творцов такого управленческого «продукта», оказывается, теперь в белгородской государственной службе принято награждать и повышать в должности. Вот такая нынче высокая политика, получается.

Но за что такой почёт? За что такие великие карьерные перспективы?

За набережную, куда вместо предусмотренной проектом корабельной доски положили простую половую? За то, что люди умирают в маршрутках от давки – и это в наши-то времена, когда автовладельцев, жаждущих стать перевозчиками, больше, чем пассажиров? За то, что за все эти не годы не случилось ни одного судебного заседания, где мэрия выступила бы на стороне обычного белгородца – но всегда оказывалась за тех, кто нас душит и прессует?

А может быть за то, что вместо нормального взаимодействия с бизнесом были только надутые чиновные щёки и бесконечное, через оттопыренную губу «нам надо», «нам надо», «нам надо»? И это вместо когда-то столь привычного для коренных белгородцев «давайте вместе, мужики, а»?

Чего тогда удивляться, что «внебюджетные поступления» – то есть реальная помощь городу от предпринимателей – упала за это время с полмиллиарда (и это при долларе по 30) до нынешних по максимуму 15 миллионов в год (и это при долларе по 65).

Или это награда за разваленную систему управления, где подчинённые взятки берут открыто и прямо на рабочем месте, совсем уже никого и ничего не опасаясь и не стесняясь?

Или может кому-то понравилась идея о том, что областным ЖКХ будет управлять гражданин, вынудивший белгородцев этой, никак не экстремальной, в общем-то, зимой ноги ломать на льду в собственных дворах? Всего лишь потому что не найти в городе людей, готовых на никем больше не контролируемых частные управляющие компании поработать дворником – в мороз по 8 часов каждый день да за зарплату в 5-6 тысяч рублей в месяц?

Печально, что в современном управлении нашим городом, за бездумной суетой последних лет совсем утрачен навык «итожить прожитое», навык публичного сведения баланса достижений и потерь. Понятно, что в обществе, где нет цели, такое положение неизбежно становится нормой. И к этому, видимо, давно пора привыкнуть. Но отчего-то не получается. Хочется как-то разобраться. Не позволить Белгороду стать «городом, который мы потеряли» хотя бы при новом мэре. С надеждой на то, что его минует соблазн получить повышение за уничтожение крупного русского города.

Иван Корниленко,
г. Белгород

Белгород который мы потеряли

Видимо, так и не дано простым людям понять те извилистые пути, по которым движутся в наших благодатных чернозёмных краях карьеры государственных служащих. Вот мне, человеку всю свою жизнь, уже, к сожалению, более полувека прожившему в Городе Первого Салюта, почему-то казалось все последние годы, что Белгород – это город, который мы стремительно теряем. Так называемое «время Полежаева», да и, по большому счёту, «позднего» господина Боженова – было вовсе не «зеброй», где после чёрной полосы обязательно приходит полоса белая. Этой эпохе – а ведь речь действительно идёт чуть ли не о целом десятилетии – намного больше походит густой цвет абсолютной, стабильной и беспросветной безнадёги. Когда с каждым днём, с каждым шагом, с каждым мгновением в жизни, самом воздухе любимого города исчезает, теряется, куда-то растворяется что-то наше, своё, истинное. И – самое страшное – на как будто бы освободившемся месте взамен не возникает ничего. Городское пространство становится сотканным из дыр. «И где тот портной, что возьмётся их залатать?». Мог ли я представить, что этот вопрос, когда-то риторически заданный Цоем, станет настолько актуальным именно для моего родного города? Но это произошло.

Белгород, который превратился в одну большую проблему. Белгород, который стал тупиком. Белгород, заросший полоумными имитациями работы, кадровыми интригами и дешёвыми манипуляциями общественным мнением – и всё это вместо хоть и простой, но реальной хозяйственной работы.

Творцов такого управленческого «продукта», оказывается, теперь в белгородской государственной службе принято награждать и повышать в должности. Вот такая нынче высокая политика, получается.

Но за что такой почёт? За что такие великие карьерные перспективы?

За набережную, куда вместо предусмотренной проектом корабельной доски положили простую половую? За то, что люди умирают в маршрутках от давки – и это в наши-то времена, когда автовладельцев, жаждущих стать перевозчиками, больше, чем пассажиров? За то, что за все эти не годы не случилось ни одного судебного заседания, где мэрия выступила бы на стороне обычного белгородца – но всегда оказывалась за тех, кто нас душит и прессует?

А может быть за то, что вместо нормального взаимодействия с бизнесом были только надутые чиновные щёки и бесконечное, через оттопыренную губу «нам надо», «нам надо», «нам надо»? И это вместо когда-то столь привычного для коренных белгородцев «давайте вместе, мужики, а»?

Чего тогда удивляться, что «внебюджетные поступления» – то есть реальная помощь городу от предпринимателей – упала за это время с полмиллиарда (и это при долларе по 30) до нынешних по максимуму 15 миллионов в год (и это при долларе по 65).

Или это награда за разваленную систему управления, где подчинённые взятки берут открыто и прямо на рабочем месте, совсем уже никого и ничего не опасаясь и не стесняясь?

Читайте также  Нижний новгород какая область

Или может кому-то понравилась идея о том, что областным ЖКХ будет управлять гражданин, вынудивший белгородцев этой, никак не экстремальной, в общем-то, зимой ноги ломать на льду в собственных дворах? Всего лишь потому что не найти в городе людей, готовых на никем больше не контролируемых частные управляющие компании поработать дворником – в мороз по 8 часов каждый день да за зарплату в 5-6 тысяч рублей в месяц?

Печально, что в современном управлении нашим городом, за бездумной суетой последних лет совсем утрачен навык «итожить прожитое», навык публичного сведения баланса достижений и потерь. Понятно, что в обществе, где нет цели, такое положение неизбежно становится нормой. И к этому, видимо, давно пора привыкнуть. Но отчего-то не получается. Хочется как-то разобраться. Не позволить Белгороду стать «городом, который мы потеряли» хотя бы при новом мэре. С надеждой на то, что его минует соблазн получить повышение за уничтожение крупного русского города.

Иван Корниленко,
г. Белгород

Белгород: исчезнувшие города Белгородской Засечной Черты

Напомню, что Белгородская Засечная Черта — это 800 км естественных природных преград и искусственных фортификационных сооружений от г. Сумы до г. Тамбова. Естественно, для полноценного функционирования Белгородской Черты в качестве укрепрайона необходимы десятки крепостей и десятки тысяч воинов, защитников этих крепостей. Все это было.

По официальной версии, все происходило примерно следующим образом. Изначально территория будущей Белгородской Черты — ДИКОЕ ПОЛЕ. В конце 16 века в Диком Поле по указу московского царя Федора Иоанновича были созданы два города- крепости — Белгород и Воронеж, якобы для защиты южных рубежей от кочевых народов. В дальнейшем, в первой половине 17 века, были созданы еще три десятка городов и построена собственно сама Белгородская Засечная Черта, было создано Слободское Казачье Войско, основной задачей которого была именно охрана Белгородской Линии. Как правило — все новые города были деревянными крепостями-острогами. В середине 17 века крепости Белгородской Линии якобы потеряли свою первоначальную надобность, поэтому были разобраны, а казачьи полки, охранявшие крепости Белгородской черты, упразднены.

В целом официальная картина выглядит достаточно красиво и целостно до тех пор, пока ее не разобьешь на маленькие фрагменты, и не начнешь рассматривать каждый фрагмент отдельно. И вот тогда красивая целостная картина полностью исчезает, превращаясь в грубую , нелепую мазню, непонятно кем нарисованную.

Строительство новых городов — дело несомненно нужное, но хлопотное, требующее изрядных материальных и человеческих ресурсов. Для этого просто необходим целый перечень неких хозяйственных мероприятий, организуемых государственной властью. Однако в так называемых «московских летописях» нет никаких упоминаний про «хозяйственные процессы» , предшествующие постройке Белгородской Линии, более того, нет даже царских указов о закладке города Белгорода или города Воронеж, хотя в тоже время якобы найдена целая куча «воспоминаний и распоряжений» со ссылкой на царев указ. И вряд ли когда либо такие указы будут обнаружены, так как данные города на самом деле значительно старше своего «официального возраста» и , что самое главное, не имели никакого отношения к Московскому Княжеству.

Белгородскую Линию, по официальной версии строили некие московские «служилые люди»- «городовые казаки» и черкассы-переселенцы, из которых впоследствии было создано Слободское Черкасское Казачье Войско, полностью контролируемое Московским Княжеством. Однако на территории Казачьего Войска действовали абсолютно другие законы, нежели в Московском Княжестве. Если немного утрировать, то на территории Черкасского Войска — Народное Вече, на территориях Московского Княжества — наследственная монархия, и самое главное — Московское Княжество не финансировало Казачье Войско, слободские казаки находились на народном содержании(казачья десятина). Совершенно очевидно, что Московское Княжество и Слободское Казачество — абсолютно разные государства с разными формами правления, которые антагонистичны по своей сути, и не могут длительное время мирно соседствовать друг с другом. Крестьянско-казачьи восстания Разина, Булавина, Некрасова — это именно вооруженное противостояние Слободского казачества( и не только Слободского) против Московского Царства.

В Белгородскую Линию, помимо Белгорода и Воронежа, входило еще несколько десятков городов-крепостей, созданных якобы как деревянные крепости-остроги. Малая часть из них — Сокольск(Липецк), Козлов(Мичуринск), Тамбов, Острогожск, Новый Оскол, Усмань, Ахтырка сохранились и по сей день, но основная часть этих якобы деревянных крепостей была безвозвратно уничтожена. Это — города -крепости Добрый, Белоколодск, Орлов, Костенск, Борщев, Урыв, Усерд, Ольшанск, ВерхоСосенск, Яблонов, Нежегольск, Болховец, Карпов, Хотмыжск, Коротояк, Вольный и еще пара десятков других, уже навсегда потерявших свои названия и навсегда исчезнувших русских городов. У всех эти городов примерно одинаковая судьба — созданы в середине 17 века, как крепости Белгородской Линии, затем разрослись и стали полноценными городами, но с продвижением границ Империи Романовых на юг потеряли свое первоначальное значение и в середине 18 века были разрушены якобы за ненадобностью. На сегодняшний день — это в лучшем случае сельские поселения. Практически у каждого из таких селений по соседству имеется древнее городище на высоком каменистом холме у берега реки, которое, по всей вероятности и являлось местоположением крепости-детинца. Очень схожа и хронология » падения» всех этих городов Белгородской Линии в 30-60 годах 18 века — сначала якобы происходила некая странная эпидемия чумы, опустошавшая город и окрестности, затем такой же странный пожар, потом город вроде бы заново отстраивали, но он терял городской статус и опять же разбирался, после чего от города в лучшем случае оставалось небольшое сельское поселение с таким же названием. Ладно бы, если б подобное происходило с каким-то отдельно взятым городом Белгородской черты, однако подобная «хроника падения» характерна для большинства городов-крепостей Слободского Казачества, и это уже СИСТЕМА!

Напомню, что 30-ые годы 18 века — это время карательных походов в Северное Причерноморье Ласси-Миниха, фельдмаршалов Римской и Романовской Империй. Почерк этих господ достаточно известен и узнаваем — сначала они заражали местность, предназначенную для карательной акции, чумой либо другой смертельной болезнью, а спустя некоторое время зараженная местность «очищалась» огнем, и новая «очищенная» территория благополучно входила в состав Империи Романовых. И хотя о действиях карательных корпусов Миниха и Ласси на Слобожанщине известно сравнительно немного, не стоит забывать, что путь в Крым и Северное ПриАзовье , где в основном описываются «подвиги» карательных корпусов Миниха-Ласси, лежал именно через Белгородские Города, и скорее всего, именно они первыми испытали на себе все «новые методы ведения войны» Священной Римской Империи.

Белгород: хотели новую жизнь, а получились хрущёвки

«Новая жизнь» – гордость Белгорода. Образцово-показательный район, куда обязательно привозят на экскурсию всех высокопоставленных гостей города. Если вы спросите любого белгородца, а что у вас хорошего, то почти наверняка вас отправят в «Новую Жизнь»!

Конечно, я не мог обойти стороной белгородскую гордость и решил своими глазами увидеть, такая ли новая эта жизнь.

Читайте также  Великобритания это страна или город

Здесь надо понимать, что это фактически социальное жильё. 90% квартир было предназначено для жителей Белгородской области моложе 36 лет, прописанных и официально трудоустроенных в регионе. При этом в их собственности не должно было быть квартиры, дома или земельного участка. Исключение – проживание в аварийном жилье или доме под снос, или если на каждого члена семьи приходится менее 18 кв. метров жилплощади. Приоритет отдавали родителям с детьми-инвалидами или просто кандидатам-инвалидам, неполным семьям и вообще семьям с детьми.

И это, наверное, главный плюс района. У молодой семьи есть возможность получить квартирку в новом доме, а не попадать в кредитное рабство за бетонный мешок в многоэтажке.

Теперь к плохому. Я понимаю, что сейчас расстрою губернатора Белгородской области и навлеку на себя гнев простых белгородцев, но район я бы переименовал. Например, ему больше подошло бы название «Старая жизнь» или «Хрущёвки 2.0». Потому что по сути ничего нового тут нет. В Белгороде построили типичный микрорайон убогих пятиэтажек. Да, именно таких, которые сегодня все хейтят и мечтают снести.

Построили его хорошо, сделали нормальные газончики, поставили красивые фонари, высадили хорошие растения. Ещё раз: тут сделали ровно то, что 60 лет назад делали в тех же Черёмушках в Москве. И на примере этого района можно наблюдать удивительный парадокс. Вы только представьте, насколько деградировала у нас массовая жилая застройка, раз люди готовы радоваться обычным хрущёвкам!

«Новая жизнь» – это проект департамента строительства и транспорта Белгородской области. Его запустили в 2017 году. Основная идея «Новой жизни» – «обеспечение жильём молодых специалистов и их семей по доступной цене и на льготных условиях». Жильё по этой программе строится на западной окраине Белгорода и в других городах региона – Старом Осколе, Новом Осколе, Шебекино и т.д.

В Белгороде получился микрорайон, целиком состоящий из пятиэтажек. Сейчас строится третья очередь, в общей сложности будет сдано более 2000 квартир. Большая часть жилья – маленькие студии площадью от 27 до 33 кв. метров, есть также студии-двушки (спальня + зал, совмещённый с кухней). Видимо, чтобы удешевить проект, пятиэтажки построили без балконов и без лифтов.

10% квартир оставили для продажи по рыночным ценам. Большая студия площадью 48 кв. метров стоит 2,63 млн рублей. Самую маленькую (27 кв. м) сейчас можно купить за 1,55 млн рублей.

Несмотря на то, что район построили в чистом поле, власти города попытались что-то придумать с транспортным обеспечением. Например, они запустили в «Новую жизнь» автобусный маршрут №30 и даже открыли движение рельсовых автобусов. Правда, последние совершают всего 4 рейса в день (по рабочим дням), и есть подозрение, что этого мало. А автобусы стоят в пробке на ближайшей развязке.

01. Итак, что представляет собой новый район? Это просто типовые пятиэтажки, которые расставлены в чистом поле на окраине Белгорода. Они все одинаковые, отличаются только расцветкой. Тут стоит поблагодарить архитекторов за то, что выбрали нормальные, спокойные цвета. Вокруг аккуратненькое благоустройство, нет машин, всё чистенько и хорошо.

02. Но если мы с вами посмотрим на советские фотографии первых районов хрущёвок, то тоже увидим хорошее благоустройство, даже более богатое, чем в Белгороде. Да, газоны 60 лет назад были не такими аккуратными. Но по сути всё то же самое. Кстати, обратите внимание, что тут ещё есть балконы, а в современных домах балконы уже не делают, экономят.

03. То есть по сути мы получили ровно то, что строили 60 лет назад. И это плохо. Потому что мы повторяем все ошибки прошлого. И главная ошибка нового района – это формат застройки. В советское время всё было государственным, и не было проблемы, кто будет обслуживать двор. Да и двора с чёткими границами не было. Дома стояли свободно среди зелени, и один двор плавно перетекал в другой. Проблема такого формата в том, что жители конкретного дома не чувствуют свою связь со двором, они не чувствуют, что это их земля, и они не готовы нести за неё ответственность, особенно если двор проходной. На практике получается, что люди воспринимают некую общую территорию как ничью, они не готовы вкладывать деньги в обустройство этой территории, не готовы следить за ней и поддерживать там порядок. За этой ничейной территорией надо кому-то ухаживать. Сейчас этим занимается город, ведь район образцово-показательный. Но бесконечно это продолжаться не может. Рано или поздно дворы должны передаваться жителям. А что вы собираетесь передать в «Новой жизни»?

04. Ну вот сделали тут модный кинотеатр на улице. Отлично. Но сейчас он стоит просто в центре района. Завтра гопарь кинет в него камень и повредит экран. Кто будет восстанавливать? Жители какого дома?

Что посмотреть в Белгороде за один день

Белгород именуют «маленькой Швейцарией» за его чистоту и компактность. Журналист Илья Варламов, который не особо жалует регионы, после недавнего визита назвал город одним из лучших в России.

Я четыре года прожила в Белгороде, четыре года проучилась на журфаке БелГУ и поймала себя на мысли, что четыре раза меняла квартиру, успев пожить во всех районах города.

Иногда мы с одногрупницей пропускали пары, чтобы поехать в Украину (расстояние до Харькова — 80 км). Шёл 2010 год: мы путешествовали, как могли!

Кажется, что с тех пор прошло миллион лет, но о городе остались только тёплые воспоминания. В этой статье расскажу, что посмотреть в Белгороде, если у тебя всего один день, где остановиться, на что обратить внимание в первую очередь и куда поехать, если решишь задержаться на выходные.

Как добраться

На автомобиле . Расстояние от Москвы до Белгорода — около 670 км. Дорога займёт примерно 7-8 часов. Для тех, кто выбирает BlaBlaCar, поездка обойдётся в 1000 руб.

На поезде . Из Москвы в Белгород ежедневно курсируют скоростной и фирменный поезда. Первый едет в дневное время, второй — ночью. Время в пути на скоростном поезде — чуть больше семи часов. Стоимость сидячего билета — от 622 руб. Билет на ночной фирменный стоит от 1364 руб. Время в пути — 9,5 часов.

На самолёте . Из международных аэропортов Домодедово и Внуково несколько раз в день летают рейсы авиакомпаний Utair и S7. Время в пути — от 1 часа 15 минут, стоимость билетов в оба конца — от 3500 руб. Огромный плюс аэропорта Белгорода — он новый, расположен всего в 4 км от центра и находится в черте города. Добраться отсюда в любую точку получится даже на маршрутке.

Особенности произношения

Самая частая ошибка среди приезжих — ставить ударение не на тот слог. Правильно говорить — « белгорОдский ».

Читайте также  Город родос достопримечательности

Когда ехать

В любое время года. Летом приятно просто гулять по городу. Зимой — покататься на коньках в городском парке, посмотреть на главную городскую ёлку на Соборной площади и выпить чашечку горячего чая или кофе в «Калипсо».

Весной и осенью хорошо практически везде. Белгород — не исключение.

Где остановиться

Гостиница «Белгород» , от 4574 руб./ночь. Четырёхзвездочный отель расположен в самом центре города, на Соборной площади. Лучше места не придумать — в пешей доступности основные достопримечательности: Драматический театр имени Михаила Щепкина, парк Победы, музей-диорама Курская битва, Краеведческий музей, Художественный музей.

Бизнес-тель «Континенталь» , от 3161 руб./ночь. Ещё один недорогой отель в пешей доступности от центра города. В стоимость почти всех номеров включены завтраки, а это значит, не нужно с утра ломать голову, где поесть.

Парк-отель «Европа» , от 3064 руб./ночь. Отель расположен в сосновом бору. К услугам гостей несколько бассейнов, спа, хамам и баня и теннисные корты. Из интересного поблизости — пляж Лазурный, одноимённый аквапарк и кафе-музей каши — в меню более 30 вариантов блюда.

Как передвигаться

В городе работают сервисы Яндекс Go и Uber. Из одного конца в другой довезут за 200 руб. Добраться в любую точку можно и на общественном транспорте. Стоимость проезда в автобусе на декабрь 2020 года составляет 25 руб. наличными, по безналу — 20 руб.

Чем заняться

Посмотреть на город со смотровой площадки . Белгород раскинулся на меловых горах, благодаря чему и получил своё название. На Харьковской горе — в спальном районе, расположенном на возвышенности, находится как минимум три смотровых площадки, откуда видно центральную и северную часть города.

Пройтись по «стометровке»

Это главная пешеходная улице (куда же без такой) на Свято-Троицком бульваре . Здесь сосредоточены основные достопримечательности: часовня Иоасафа Белгородского, Драмтеатр им. Щепкина на Соборной площади, Краеведческий музей, Художественный музей.

Прогуляться по парку Победы

Буквально в пяти минутах ходьбы от «стометровки» находится главный городской парк. Популярное место отдыха среди белгородцев и гостей города: летом в парке можно покататься на лодочке, а зимой — на катке и других зимних аттракционах.